browser icon
You are using an insecure version of your web browser. Please update your browser!
Using an outdated browser makes your computer unsafe. For a safer, faster, more enjoyable user experience, please update your browser today or try a newer browser.

Зазеркалье или дорога к звезде «ля Мерико» гл.2

Posted by on 27.06.2013

Глава ВТОРАЯ

ПУЧОК СЕНА

начало см. по ссылке

 http://wp.me/p2UTw4-G9

— Стив, посмотри, как странно одет этот бродяга!

— Кетти, лучше отойди от  него! Вдруг это злой колдун. Помнишь, старый Роджер нам всегда давал гостинцы, а оказался колдуном. Правда, все равно жалко, что его сожгли на костре.

— А мама говорила, что так и надо делать со всеми еретиками и колдунами. Зачем он насылал болезни на наших людей?

— Ты еще маленькая и многого не понимаешь! Лучше отойди от этого несчастного и помалкивай.

— Ой! Стив! А он что-то говорит во сне. Язык вроде бы и наш, а вроде и какой-то чужой. Может, это заклинания и он сейчас нас заколдует или нашлет порчу. Я боюсь!

— Говорю же тебе, дурра, отойди от  него!

С этими словами двое детей отошли в сторону и спрятались за деревом. Детское любопытство не давало им покоя – чтобы пойти домой не могло быть и речи – любопытство сильнее страха. Никакие забубоны и рассказы взрослых не в силах победить простое детское любопытство. Тем более, когда жизнь в лесу, а это были дети местного лесника, протекает так скучно и однообразно: даже, когда в праздники и то настоящих детских развлечений Стив и Кетти не имели. Ну, разве можно назвать развлечением поход в церковь с родителями и то по очень большим праздникам?  Справедливости ради, нужно признать, что этих “больших праздников“ в жизни детей еще не случалось! Родители говорили: “Вот будет праздник, возьмем вас с собой в церковь. “ Но при этом не добавляли,  когда  это будет.  А уж появление незнакомца, спящего на поляне в лесу: событие действительно из ряда вон выходящее.

 

————————-

 

Сознание Димы постепенно  приобретало форму, а точнее сказать, форму приобретали предметы, находящиеся вокруг него, а сознание просто просыпалось вместе с Димой.

«Свет! Я вижу свет! Какая приятная песнь, но я не могу разобрать ни слова! Может это ангелы поют?.. А с чего это я взял, что непременно должен попасть в рай? Но ведь черти не поют! Тогда кто же это поет? О Боже! Это же птицы! Но откуда могут взяться птицы в моем подвале? И почему мне так холодно и сыро?» — бесконечные вопросы чередой толпились в воспаленном мозгу Димы Смита.

Но одно ему уже было ясно: он жив! Когда Дима открыл глаза, то  первая мысль была именно эта! Подул ветерок и огромная капля, сорвавшись с листьев, упала ему прямо на лицо. И это стало, воистину, последней каплей: Дима сел и огляделся по сторонам. Шорох за деревом привлек его внимание. Стараясь не делать резких движений — вдруг это зверь, он начал поворачивать голову в направлении шороха. Раннее утро и солнце только-только коснулось верхушек деревьев и согрело выпавшую росу своим теплом, пробуждая все живое от  ночного сна, а ночных обитателей загоняя в норы до наступления темноты.

Странное ощущение, что все это уже когда-то с ним случалось, снова посетило Диму. Человек — удивительное создание — он привыкает равно и к хорошему, и к плохому, не задумываясь, что есть что. Так и Дима уже начал привыкать к ощущению, что все это уже когда-то было. Правда, положение его от осознания повторяемости событий, как  он думал, лучше не становилось. Его желудок подсказывал, что хозяин оного забыл о существовании столь необходимой части своего организма. Бог с ней с этой частью! Пусть себе будет! Но она, эта часть, не хочет быть пустой. Да! Какая проза! Человек, совершивший открытие мирового масштаба, мучатся от голода, от примитивного голода точно так, как и его братья меньшие и далекие, полудикие предки. Вот и скажите мне, пожалуйста, чем в этом контексте человек отличается от животного? Разве что, животные более приспособлены к выживанию в дикой природе, а человек в условиях цивилизации. Хуже, если их поменять местами. А именно это и произошло с нашим героем. Хотя, какой с него герой? Первый раз в жизни отважился не побриться (а о бороде мечтал всю жизнь!) и на тебе: оказался в лесу без копейки и без куска хлеба, да еще за тысячу лет до настоящего времени!

Другими словами, Дима Смит, не имея много времени на раздумья и регулировку программы, выставил самое простое и быстрое в установке, т. е. на тысячу лет назад! Почему так много? Можно же было попасть в более цивилизованную эпоху! Легко говорить потом, а когда над головой стучат шаги; как в тот момент тебе кажется, твоей смерти; ум отказывается работать на полную катушку, а  страх парализует не только руки-ноги, но и фантазию. Подчиняясь инстинкту: подальше от плохого, Дима и «улетел» так далеко во времени…

За деревом снова раздался шорох и тихое перешептывание. Облегчение: звери не умеют шептаться! Значит это люди, а с ними и надежда наполнить свою, на первый взгляд, абсолютно ненужную часть организма. Дима напряг слух: язык понятен. Но с сильным, как ему показалось, акцентом.

По теории перемещений Дима должен был попасть в то же место, но со сдвигом во времени. Хорошо, что на месте, где впоследствии был построен его дом, не было тысячу лет назад моря, озера, реки, болота или еще чего-нибудь в этом роде. Тогда действительно его положение оказалось бы критическим. Что же касается языка, то он должен за такое время измениться: если язык живой (мертвый язык только латынь), то он должен меняться, правда, сохраняя свою структуру.

Дима осторожно откашлялся и, стараясь говорить как можно мягче, сказал: «Меня зовут Дима Смит».

Через некоторое время шорох за деревьями повторился, и перед ним предстала весьма живописная картина, представляющая собой два огородных чучела, держащихся за руки (во всяком случае, вещи одетые на них, выглядели именно таким образом). Но дело даже не в вещах — казалось, что мыло и вода не касались их личиков с самого дня рождения. Ну, пусть мыло еще не изобретено, но римляне же как-то мылись в своих великолепных банях, о чем свидетельствуют многочисленные записи, хранящиеся в музеях. А чего только значит знаменитый римский водопровод! А акведуки? Фонтаны, в конце концов!

«Нет, все ж таки, «темное средневековье», со своей впоследствии Инквизицией, отбросило человечество на многие столетия назад! Одни только костры Инквизиции уничтожили, а точнее подрубили под корень, культурное наследие сотен, а возможно и тысяч поколений… Поколений, стремящихся к познанию, к совершенству, …» —  Дима отвлекся от своих мыслей и опять «оказался в темном средневековье», — Радует, что до вышеуказанной Инквизиции пройдет добрых полтораста лет».  В голове у Смита пронеслись все лекции, прослушанные им, по истории раннего средневековья. Как жаль, что на эту эпоху он меньше всего обращал внимание. В его представлениях было что-то сказочное, эфемерное и обязательно  на берегу теплого средиземноморья. Но вид окружающих его хвойных деревьев никак не говорил о близости теплого моря.

Справедливости ради, следует заметить, что дети, разглядывая его, тоже думали, что ничего более странного и глупого одеть на себя невозможно. Тут только Дима заметил, что  сам одет в ночную пижаму. Да, у него действительно прекрасная экипировка для путешествий по лесу! Особенно домашние тапочки на босу ногу подходили для дальних странствий во времени.

Дети тем временем стояли молча, ничем не выдавая своего присутствия. Немая сцена продолжаться долго не могла, нужно было что-либо делать!

— Дима Смит,- повторил он еще раз и ткнул себя рукой в грудь. Это возымело успех.

— Стив и Кетти, — ответило существо постарше и повторило жест.

После нескольких минут, посвященных лингвистике, дети уже трогали его и с восторгом обнюхивали. Оказалось, что наибольшим, что вызвало удивление у детей, был запах парфюмов, которыми он пользовался и, которого, естественно, сам не замечал. Но чуткий детский нос, никогда не знавший выхлопных газов и прочих «прелестей цивилизации», улавливал запахи так, что мог бы позавидовать любой сыскной пес, живущий в мегаполисе.

Так или иначе, но контакт состоялся, и лед в отношениях был растоплен. Смит уже не казался им злым и страшным колдуном, желающим наслать порчу на них и их родителей. Оставалось  слово за последними.

Дик и Гертруда оказались на удивление добрыми и гостеприимными людьми. Правда, Диме пришлось рассказать сказку о злых разбойниках, ограбивших его, купца, ехавшего с далекой теплой страны с богатым товаром на продажу. История была почерпнута им из сказок Шехерезады «Тысяча и одна ночь». Но, как всякая неправда, умело преподнесенная, звучала очень правдиво. И нетронутый цивилизацией ум обитателей этого бедного лесного жилья проглотил всю сказку до конца. Легенда сработала — его пожалели, а пожалев, накормили. Первый этап был сделан!

Насытившись и обогревшись возле очага, Дима ощутил невероятную усталость — события дня, который не дошел еще даже до половины, в конец его измучили. Но удивительнее всего оказалось это неудержимое желание попасть в то место, где он встретился с детьми в лесу, на место его переноса. Так тянет преступника на место преступления. Но ведь никакого преступления он не свершал.  «Тогда в чем же дело?»- думал Дима.

Под предлогом, что хочет осмотреть местность, Дима уже хотел выйти из дома, но на пороге его остановили добрые хозяева, протянув нечто напоминающее огромный мешок.

—Вот возьмите! На  дворе сыро.

Подобная забота тронула, непривыкшего к проявлениям заботы Смита. В руке Дика он увидел протянутый ему нож: «Это тоже не помешает! Стив пойдет с вами, он великолепно знает эти места. Если увидите всадников, лучше сойдите с дороги, местные очень подозрительно относятся к чужакам. Мы тоже с Гертрудой не из этих мест».

Увидев удивленный взгляд Димы, лесник добавил: «Когда-нибудь и я расскажу вам свою историю, а пока идите и будьте осторожны».

Легкий весенний ветерок ударил Смиту в лицо. Что-то непонятное, а потому тревожное тянуло его вперед. Ему казалось, что он здесь бывал тысячу раз. Ноги вели его сами, а ведь в лесу Диме пришлось быть сегодня первый раз в жизни!

Вот и эта поляна, и дерево, под которым он снова «обрел себя». В мозгу что-то застучало, заныли пальцы левой руки. Боль, резко начавшись, также резко и прошла…

————————-

Где-то далеко и вместе с тем географически совсем рядом от такой же боли вскрикнул уже другой человек, сидящий на стуле; возле кресла, очень напоминающего стоматологическое; в подвале, пропитанным запахом горелого мяса. Пользуясь тем, что его спутник отвернулся, он вынул левую руку из кармана  и посмотрел на нее. Пальцы были на месте! Но на них не было аккуратного мужского маникюра. И вообще они выглядели не так, как все остальные — были и тоньше, и короче, и…

— Я схожу с ума, — уже абсолютно спокойно, взяв себя в руки, подумал Фрэнк, — вся эта история меня доконала.

Вдруг ему показалось, что он в лесу, а рядом с ним стоит какое-то странное существо, грязное и оборванное, сильно напоминающее ребенка. Видение закончилось, но ощущение реальности увиденного не покидало Френка.

— Вот уже и галлюцинации! Только этого мне не хватало.  Нет, к морю, к морю и отдых! — Френк серьезно испугался.

— Шеф, вы что-то сказали? При чем тут море?

Последнюю фразу Френк, оказывается, произнес вслух. Подобное открытие бодрости духа и оптимизма ему не добавило.

— Эй, ребята! Думаю, что лучше бы вам всем вернуться на улицу и продолжить наблюдение! Вы полная бестолочь!  Как можно было пропустить и не заметить Смита? За что я вам, скоты, плачу деньги?- Френк хотел под любым предлогом остаться один с Биллом в подвале. Через секунду двух горилл там уже не было.

— Билл, посмотри, что это лежит на столе!

Когда, ничего неподозревающий, Билл подошел к Френку и наклонился над столом, последний быстрым едва заметным движением коснулся шеи Билла, от чего тот обмяк и повалился на стол. Этим штучкам Френк обучился еще в молодые годы, проведенные на улице, от одного китайца, который был его напарником, а может даже и больше.  Но они один раз разошлись во взглядах на таблицу деления, и… Френк остался без напарника.

На людей Френк смотрел, как на инструмент — никто не будет страдать, и тосковать по поломанной отвертке или потерянном гаечном ключе. Точно также не заботило Френка состояние Билла. Единственное, что занимало его мозг — это успеть все сделать пока парень без сознания.

Действительно, временной модуль — это название нравится мне больше, чем «машина времени»- был очень прост в обращении. Самым сложным делом оказалось дотащить бесчувственное тело Билла до кресла и усадить его надлежащим образом. Мафиози установил время на пять минут вперед и нажал кнопку. Дальнейшее происходило в той же последовательности, что и у Димы Смита. Не было только задержки, связанной с пультом и батарейками к нему. Правда и самого пульта тоже не было: он был пристегнут к поясу Димы.

Пять минут тянулись неимоверно долго. В этот момент Френка больше заботило, чтобы его гориллы не вернулись невзначай с улицы, чем судьба «подопытного кролика».

Шар все еще крутился, запах горелого мяса усилился. То, что сидящий в кресле Билл, постепенно становясь прозрачным, исчез, на Френка произвело меньшее впечатление, чем его внезапное появление в кресле через пять минут. Френк наклонился над креслом, пристально всматриваясь в лицо Билла — никаких изменений во внешности не было. Правда, дотронуться до него Френк осмелился только после полной остановки шара.

Отстегнув ремни, мафиози перетащил Билла в сторону стола и положил его в ту же позу, в которой тот оказался после столь удачно проведенного «приема усыпления». Мерное дыхание Билла указывало на то, что парень просто крепко спит. Вдруг веки у него дернулись, Билл открыл глаза, выпрямился, став на ноги.

— Извините, я, кажется, заснул. Никогда со мной такого еще не было.

— Пустяки, Билл! — хорошее настроение возвращалось к Френку. — Я даже не заметил. Думал, что ты что-то рассматриваешь на столе.

Все складывалось, как нельзя лучше. И тут до Френка дошло: а каким образом он сам сможет, сидя пристегнутым в кресле, включить установку без дистанционного управления? Раз его нет здесь, значит оно у Димы Смита.

«Но зачем оно тебе в далекой старине, придурок? — сокрушался про себя Френк. Устанавливая время переноса для Билла, Френк обратил внимание на дату переноса Смита, предыдущего скачка во времени. — Интересно, чем примечателен этот период истории? Необходимо выяснить! Ну, не в библиотеку ему идти самому? Ребята засмеют! Ладно, воспользуюсь компьютером».

Опять эта боль в пальцах!

—————————————

 

— Господин Смит! Взгляните сюда! Что это?

Дима подошел к месту, указанному Стивом. Это и была как раз та поляна, где он очнулся. Примятая его телом трава высохла и выглядела, как прошлогоднее сено. Оба в недоумении переглянулись. Боль в пальцах опять заставила отвлечься от созерцания травы. Дима машинально взглянул на руку. Можете представить его удивление, когда он обнаружил, что его мизинец и безымянный палец почти в два раза больше остальных да еще густо покрыты рыжими волосками.

«Что опять Дежа-Вю? Что-то знакомое было в этих пальцах. Точно! Рыжий великан Френк имел точно такие огромные волосатые руки с ухоженными ногтями. Но, как это могло произойти? — Вопросы чередой вертелись у него а голове. Сейчас именно это волновало его во много раз больше, чем высохшая ранней весной трава. Хотя Стив его мнения не разделял — от удивления он даже попробовал траву на вкус: сено, как сено.

Догадки пронзили мозг Димы: Френк проник в подвал в момент переноса и каким-то образом попал в поле действия модуля. Но попали, видимо, только пальцы. Ум Димы лихорадочно работал, стараясь просчитать все возможные последствия (а, возможно, и выгоды) этого обмена. Тем более что проявляются они только при приближении к месту временного перехода. Одно из решений у него уже было — боли в пальцах и их изменения могут указывать не только на это место, но и на подобные другие места «скачков во времени». Если это получилось у него — оно могло получиться и у кого-то другого. Развивая эту мысль, можно предположить, что таких «путешественников во времени», как он может быть достаточно много!

Тем временем Стив, закончив рассматривать и пробовать на вкус траву, вырвал пучок, перевязал его и сунул в сумку, висящую на плече. Лицо Стива при  этом было чрезвычайно серьезным и напряженным. Совсем не похожим на обычное рассеянное лицо подростка, с несколько глуповатым выражением, как перед этим несколько минут назад. Когда  Стив повернулся к Диме, выражение его лица было прежнем.  «Наверное, показалось, — подумал Дима, — да и было чему удивляться».

По дороге домой Дима осторожно расспрашивал Стива об его немудреной жизни и отвечал уклончиво на его вопросы. Так они почти дошли до дома, оставалось метров триста, когда Стив сказал, что надо проверить капканы. Диму интересовало абсолютно все происходящее вокруг — он понимал, что  его сила в его знаниях и искал возможность их применения. Но делать это необходимо чрезвычайно осторожно. Невежественные люди не только суеверны, но и агрессивны: агрессия сестра невежества. Хотя первое может быть и без второго, но невежество в сумме с агрессией приводит к отрицанию и неприятию всего нового, передового и оригинального. Чем культурнее, а значит и образованнее человек, тем терпимей и толлерантней он относится к мнению окружающих его людей. Но образование вовсе не означает культуру. Первое можно получить, прочитав и изучив много книжек (в конце концов, диплом можно просто купить!). Но культура поведения, а тем более интеллигентность — это философия жизни! Один из переводов слова «интеллигентный» означает сомневающийся, вежливый, умный. Где вы видели, чтобы агрессивный невежда сомневался в своей правоте? О вежливости и речи быть не может! Если ему в голову приходит одна мысль, то для второй уже нету места! Вот поэтому он и настырный в достижении своей цели. Прошу не путать «настырный» с «настойчивым» и «целеустремленным». Но это уже другая тема. А пока Дима Смит с интересом рассматривал капканы, особенно те, которые были пустыми. Он должен был признать, что особенного усовершенствования за последнюю тысячу лет они не претерпели. Хотя, возможно, что те, на которые он сейчас смотрел, были рассчитаны на более  долгий срок эксплуатации, чем современные. Одним словом, в наш век технического прогресса, когда продукция может состариться и выйти из моды, находясь еще на складе или на прилавке магазина, делать на века нет смысла! В те далекие времена, свидетелем, которых стал наш герой, люди так быстро не менялись и делали все основательно, добротно, а значит на века.

Дима мог биться об заклад, что точно такой капкан он видел в охотничьем магазине, находящемся недалеко от его дома, в который он часто заходил просто из любопытства посмотреть на всякие охотничьи штучки, назначение которых сразу не поймешь. Капкан, а точнее металл из которого он был сделан, явно носил следы штампа. Ну не мог в примитивной кустарной мастерской, т.е. в кузне, мастер сделать подобные вещи. Перед ним лежали три абсолютно одинаковых изделия. Взяв осторожно в руки один из капканов, Дима увидел то, что ожидал увидеть — острую кромку. Дело в том, что когда используется пресс-форма, на кромке изделия остается тонкая линия, по профилю напоминающая жало пчелы. Плюс мощные кронштейны были явно литейного производства. Найди подобные капканы в раскопках какой-нибудь археолог, скажем Шлиман, искавший Трою, история металлургии претерпела бы большие изменения. Каким же образом человечество смогло потерять столь важные и необходимые знания, как сложное фигурное литье в трех измерениях? А штамповка металла — это уже детище ХХ века! Еще несколько  подобных находок и можно быть уверенным, что наших современников нужно будет посылать в далекое средневековье на курсы повышения квалификации или что-то в этом роде.

Дима, погруженный в свои мысли не заметил, как они со Стивом подошли к дому. Переступая через порог, Дима заметил, как Дик, стоящий за столом, быстро убрал  какой-то предмет, вид которого опять же показался ему знакомым.  «Да  ведь это  книга! —  промелькнуло в голове у Смита. — Книгопечатания еще быть не могло! — Но даже рукописная книга в избе лесника выглядит рудиментарно, не говоря уже о грамотности ее хозяина. Предположим, он рассматривал картинки. Но и тогда возникает вопрос: откуда она у него взялась? Поистине сегодня день неожиданностей и удивлений!»

Тем временем Стив, принесший неплохой урожай, собранный в капканах, швырнул оный возле дверей и, подойдя к столу, выложил перед отцом пучок сухой травы, вырванный на поляне в месте Диминого появления. Реакция  Дика была такой, будто бы перед ним разверзлась земля, и сам дьявол выглянул из преисподни. Гертруда и Кетти, занятые принесенной дичью, пока ничего не заметили и спокойно занимались своими женскими делами. Казалось, ничто не может нарушить размеренный ритм их жизни.

От удивления Дик забыл о лежащей на коленях книге, и она с грохотом упала на пол. Это и оторвало женщин от работы: они подняли головы, а Кетти уже хотела, повинуясь детскому любопытству, подбежать к столу и посмотреть, что ж такого принес брат, когда мать резко дернула ее за руку. Обида застыла в детских глазах, устремленных на мать, а затем раздались первые нотки плача, звук шлепка и… абсолютная тишина.

Этот день был щедрый на сюрпризы. Взяв себя в руки, Дик наклонился и поднял книгу с пола.

— То, что у вас на поясе — это реверсатор? Или плазмоинвектор? — спокойно спросил он.

Стив отшатнулся от отца, а Гертруда прижала ладонь к губам. Руки Димы машинально потянулись к карману, где обычно лежали сигареты — вообще-то он бросил курить еще три недели назад и думал, что пагубная привычка больше доставать его не будет. Дик выдвинул ящик стола и перед Димой появился сверток.

— Если хотите закурить, здесь трубка и табак, — продолжал абсолютно спокойно хозяин жилья.

И это более чем за четыреста лет до открытия Америки в 1479 Колумбом, который этот табак и привез в Европу! Курить Диме резко расхотелось, теперь ему был необходим глоток воды и свежий воздух: в голове все закружилось.

— У вашей пижамы 50% лавсана и 5% примесей полистерола — согласитесь весьма необычно для «купца из далекой южной страны». Я сразу понял, что вы из… словом, не отсюда.

— Я попал сюда еще молодым, — после некоторой паузы начал свой рассказ Дик после того, как Дима раскурил протянутую хозяином дома трубку. Самому набить табаком ее ему от волнения никак не удавалось. — Мне только исполнилось двадцать пять, и я был полон энергии и желания сделать что-то такое, что смогло бы перевернуть весь мир. С детства меня интересовал вопрос, связанный со временем, пространством и возможностью воздействия на них. Видимо, мне это передалось по наследству: и отец, и даже дед занимались этими или смежными с ними вопросами. К сожалению, у меня с отцом не получилось сотрудничества, а была конкуренция, что в свою очередь не способствовало ускорению темпов достижения поставленных целей. Однако работы все же продвигались вперед и в один прекрасный день подошли к своему финалу. Небольшие временные перемещения — на несколько дней и даже месяцев — нам были известны уже давно. Временная субстанция, равно как и эфирное тело, имеет вид спирали, бесконечной спирали, которая также развивается спиралеобразно на своих линейных участках и т.д. Это напоминает Вселенную с ее Бесконечностью, состоящую из элементарных частиц, атомов и прочих, имеющих планетарное строение. Солнечная система имеет девять планет? — Дик вопросительно посмотрел на Диму и, увидев его кивок, возразил. — А вот и нет! Но об этом подробнее расскажу когда-нибудь позже. Итак, девятая планета, а точнее десятая, Фаэтон, фантомно присутствует, потому как ее масса осталась в солнечной системе. — В воцарившейся тишине было слышно только, как глубоко дышит Смит. — И еще, Открытие Менделеевым его периодической системы элементов можно по праву считать величайшим открытием человечества, — Дик задумался, глубоко затянулся и, выпуская дым, добавил. — Да и открытием это назвать сложно!

— Что вы этим хотите сказать? — к Диме Смиту наконец вернулся дар речи и он уже был в состоянии следить за ходом рассказа Дика.

—Когда человек долго и с полной отдачей занимается какой-либо деятельностью, у него может быть выход на информационное поле. Точно так же, как и магнитное, и гравитационное у Земли есть и информационное поле. На него, по всей видимости, и вышел Менделеев во сне, а проснувшись записал увиденное решение. Знания — точь в точь, как пространство и Вселенная — бесконечны. Можно предположить все ту же спиралевидную форму. Обратите внимание, молекулы ДНК (дезоксирибонуклеиновой кислоты), носителя информации о живом организме — все той же информации — имеют форму в виде спирали. Фотографии Галактики  имеют вид опять же спирали. Не слишком ли много совпадений? И можно ли предположить, что миром управляет «закон спирали»? А это значит, что события, находящиеся на огромном временном расстоянии, на самом деле рядом! То есть настоящее, прошлое и будущее находятся рядом. Это, как белка в колесе — она бежит, пробегая в колесе значительное линейное расстояние, но никуда не перемещается относительно стола, на котором стоит клетка. Ее настоящее и будущее от линейного перемещения не изменяются. Но, если она выскочит из клетки… вот так и в жизни планет, звездных систем и населяющих их людей, то есть живой субстанции. Наша, а вернее ваша, планета Земля ведь тоже живой организм, который когда-то родился и, понятно, когда-то прекратит свое существование.  Но не забывайте о законах сохранения энергии и массы. Хотя энергия и масса, бесспорно, могут переходить одна в другую. В мире все переходит из одного состояния в другое. Почему же со временем должно быть иначе?

Дик подошел к кровати, наклонился и, видимо, привел в движение какой-то механизм — часть пола раздвинулась и открыла проход, в конце которого мерцал слабый зеленый свет.

— Как я уже говорил, и с Менделеевым было все именно так: он просто вошел в информационное поле. И ничего удивительного, что произошло это во сне. Во время сна мозг человека не отвлекается на посторонние раздражители, а так как научная работа великого ученого занимала больше всего, то этот раздражитель не был отключен и продолжал действовать даже во сне. Результат не заставил себя долго ждать! — закончил, свой рассказ Дик. — А сейчас проследуйте за  мной!

Гертруда, Кетти и Стив занялись своими обычными делами, будь-то бы ничего не произошло, вот только лица у них были напряженные, а взгляд отсутствующий. Спустившись вниз, открывшегося прохода,  Дима услышал, что вход за ним закрылся. Он продолжал следовать за идущим впереди хозяином. В конце прохода виднелись металлические двери. Приложив руку к дверям, Дик что-то шепнул в находящийся на уровне лица микрофон. После чего двери, бесшумно разделившись на две части, разошлись в разные стороны.

То, что увидел Дима Смит, больше напоминало кабину инопланетного корабля, чем подвал избушки лесника. Словно прочитав мысли Димы, лесник слегка усмехнулся.

— А вы, Дима, хотели, чтобы я здесь расхаживал в своем обычном костюме и перемещался на космолете? В этом случае вся моя жизнь здесь пошла бы насмарку!

От жуткой боли в пальцах Дима едва не потерял сознания: опять дежа-вю!

— Я вам сейчас помогу, — снова читая его мысли, сказал Дик. — Это у вас от того, что вы оставили открытый канал. При этом на месте перехода погибает растительность, а любая живая  материя претерпевает изменения. Но это исправимо! Мне нужна эта ваша штука на поясе. С ее помощью, я надеюсь, мне удастся выяснить полевую частоту вибрации вашего модуля.

Не задумываясь Дима передал Дику то, что тот просил. Этот тип, показавшийся вначале Смиту полудиким простачком, оказался на деле довольно умным, добрым и милым человеком, который без лишних слов сразу перешел к делу.

И, принадлежавший Диме пульт, и пучок сена нашли свое место в специальных контейнерах. Через секунду вся операция закончилась, и результаты исследований высветились на мониторе. Однако Диму постигло новое разочарование — вся информация оказалась в виде крючочков, точек и непонятных геометрических фигур. Даже китайские иероглифы и те, на его взгляд, имели больше шансов быть прочитаны незнающим их человеком, чем то, что предстало перед ним.

— Я вас сейчас обучу, — Дик снова ответил на его  мысли. Взял со стола предмет, напоминающий наушники и, не дожидаясь согласия Димы, надел их ему на голову. Легкий звон, вспышка света… и Дик сняв предмет, положил его на место.

— Попробуйте взглянуть на монитор еще раз.

Переводя взгляд с одного знака на другой, Дима словно видел картинку: информация оседала в его голове не в виде слов и предложений, а сразу целиком. Это напоминало перелистывание комикса, состоящего из одних картинок без текста, в котором не было никакой нужды. Перед его глазами промелькнул его дом, спальня, лаборатория и… Френк, нажимающий кнопки на его временном модуле. То, что увидели Дик с Димой, подтвердило их худшие опасения — канал открыт, и каждый может им воспользоваться. А Френк был далеко не лучшим претендентом.

Пальцы продолжали ныть.

— Чтобы это прошло, вам необходимо встретиться с Френком в одном временном континууме — вы обменялись частями тела. Это может быть опасно! Удивляюсь, что нет отторжения чужеродного тела. — Дима уже перестал удивляться телепатическим способностям своего нового товарища. — Хотя это может объясняться тем, что ваши пальцы живут сейчас отдельно от вас, неся информационную связь со своим истинным хозяином. Думаю. Это можно будет использовать нам на пользу — у меня есть некоторые соображения.

Дима все больше подпадал под влияние Дика, и это ему нравилось — он первый раз в жизни общался с человеком таких же взглядов и увлечений, как он.

— Всё же не пойму, зачем Френка перетаскивать сюда, если на много проще мне самому вернуться назад. Достаточно нескольких мгновений пребывания в одном временном континууме, чтобы все вернулось на прежние места. После чего мы можем опять встретиться. И необязательно здесь, — добавил Дима, все еще желал попасть в более позднюю эпоху, которая была бы лучше ему знакома.

Общаясь с Диком, он чувствовал себя учеником в школе, который плохо выучил домашнее задание. А ему хотелось быть первым, самим умным и необыкновенным. А здесь он был, как в будущем — эти все приборы и аппаратура, которая  по пучку сена и пульту управления смогла за считанные секунды воссоздать на экране монитора практически всю его жизнь.

— В этом и вся загвоздка,  —  голос Дика звучал поучительно, — здесь и в этом времени мы уже встретиться не сможем! Нельзя войти в одну воду два раза. При таких дальних (в значении времени) путешествиях малейшая ошибка в настройке или естественные помехи, возникающие в пространстве, могут привести к значительным отклонениям во времени прибытия в конечный пункт.

— Тогда верно и обратное! — воскликнул Дима.

— То есть?

— А то, как нам встретиться с Френком, если я не могу попасть в определенное время! А как это удастся ему?

— Удивляюсь, — как это при вашей сообразительности, т. е. ее отсутствии, вам удалось додуматься до этого, следствием чего является  наш теперешний разговор в этой хижине. Ну, ладно, не обижайтесь, — добавил Дик, заметив, как насупился Смит. — Все очень просто: у вас, Дима, есть пульт с выставленной программой времени. То, что вы выставили дискретную, а не дробную дату дает нам возможность «прыгать постоянно на одно и то же расстояние»! Теперь понимаете?

— Не совсем, — ответил Дима, только начиная догадываться о чем идет речь.

— Пульт у вас. Френк без пульта попасть в необходимое нам время, даже если бы хотел, не может. А вот вы можете! При условии, что захотите вернуться.

— Постойте! Именно это я вам и предлагал, спрашивая зачем Френка перетаскивать сюда.

— Для того, чтобы он не мешал вам там!

Простота ответа изумила Диму: если «там» не будет Френка, то не будет и проблем, связанных с ним. А это означало, что он, Дима, сможет лучше подготовиться к следующему скачку. Дик удовлетворенно улыбнулся — ему стало  приятно,  что его новый товарищ на самом деле не такой тупой, как показался ему в начале их разговора несколько минут назад.

Дику здесь не хватало массы вещей, получить которые можно только пользуясь благами цивилизации. А у него не было возможности, как он только что объяснил Диме, точно во времени перемещаться на такие большие расстояния. К тому же силы его собственной установки хватит  только на один перенос — значит, тот, кто отправится назад, может не вернуться точно в указанное время, т.е. билет в одну сторону. Однако возникшая ситуация вымогала от него вмешательства — необходимо исключить возможность появления Френка, что может привести к неожиданным и непредсказуемым последствиям. Тем более, что замена частей тела, в данном случае пальцев, увеличивает вероятность им обоим связаться во временную и психологическую петлю, что, несомненно, приведет к изменению причинно-следственной связи. Нельзя допустить появления одного и того же человека дважды в одном времени, а части тела, если они не заменятся в момент встречи, именно к этому и приведут. Может, ему самому попробовать навестить Френка? Но это может стать билетом в одну сторону, а он так привязан к своей семье… необходимо срочно что-то придумать!

Воспоминания захватили Дика. Он вспомнил, как трудно было в первые годы — его звездолет разбился далеко от человеческого жилья, все продукты пропали при аварии — взрыв холодильной установки из-за короткого замыкания. Какая проза! И это надо было лететь через две галактики, как здесь говорят «за тридевять земель», пробиваясь через гиперпространство, чтобы потерпеть аварию при посадке, пожелав выпить холодный напиток… Но, как эта планета напоминает ему его родную Рию…

— Я начинаю понимать, — голос Димы пробудил Дика от воспоминаний, на секунду завладевшими его сознанием. — Френк должен совершить скачок в любое время, но не в наше, которое здесь.  А, как же наша встреча и мои пальцы? Вы говорите, что мне угрожает заражение? Однако я пока себя чувствую отменно.

— Вот только ноют при приближении к временным коридорам,- перебил его оправившийся от плена воспоминаний Дик.

— Да! А вы откуда знаете? И вообще. Мне кажется, что вы читаете мои мысли.

— Вовсе не кажется, — улыбнулся Дик, — общаясь со мной, вам вовсе нет необходимости содрогать пространство звуковыми колебаниями. Я вас слышу и так. Со временем я научу этому и вас. Поверьте, это будет нам необходимо.

Дима мысленно послал вопрос о своих пальцах и о встрече с Френком.

— А вот в пальцах и все дело, а также и наша надежда, — как ни в чем не бывало, ответил Дик.

В этот момент они почему-то оба рассмеялись. После напряжения последних часов подобная разрядка была просто необходима. Время до вечера и весь вечер они провели в беседе о предстоящих делах. Дик объяснил Смиту, что у того есть возможность в момент болевых ощущений влиять мысленно на Френка, как на медиума при гипнотическом сеансе. Правда, добавил Дик, Френк имеет такую же возможность.

— Будем надеяться, что психика у вас, а главное, сообразительность, лучше, чем у мафиози, — при словах о сообразительности Дик многозначительно посмотрел на Диму.

— Так, значит, я все же отправляюсь домой?

— Естественно! Но, когда Френка там уже не будет.

— А, что мы будем делать с ним здесь?

— Об этом поговорим завтра  утром, а пока идите спать — Гертруда вам ухе приготовила место для сна. Мне же необходимо проверить некоторые расчеты. Надеюсь, вы не возражаете, если ваш пульт пока побудет у меня?

— Нисколько, — ответил, зевая Дима.

«Интересно, что мне приснится,- подумал он, укрываясь меховым одеялом, — и сколько стоит здесь такое одеяло?» — глаза Димы закрылись, на душе стало удивительно спокойно. Уже совсем отлетая в мир сновидений, он вспомнил, что ел только один раз, и совсем не хочется есть…

Первый день закончился.

Но для Дика и его семейства этот день еще продолжался долго. Дик собрал всех своих домочадцев, включая и восьмилетнюю Кетти. Все чинно сидели за столом, только хозяин, оставаясь на ногах, ходил по комнате — ему было о чем подумать. Все те же непроницаемо спокойные лица, сидящих за столом, не выражали никаких эмоций, что никак не вязалось с теми живыми, любопытными личиками в лесу. Наконец Дик остановился, сделал глубокий вдох — решение принято: без семьи и помощи Гертруды со Стивом ему не обойтись! Кетти еще слишком мала, чтобы посвящать ее в тайны отца — она живет в мире фей, ведьм, колдунов и злых волшебников.

— Мне надо с вами поговорить! — глава семейства сел перед ними за столом.

Как механизм, реагирующий на кнопку включения, домочадцы встрепенулись; лица покрылись обычным для жителей свежего воздуха и здоровой экологии румянцем. Кетти на свои восемь лет  была не по годам развитым и смышленым ребенком и, конечно же, сидеть спокойно и молчать (особенно молчать!)  для нее было нестерпимо — тут же послышались «почему то» и «зачем это». Гертруда спокойно и терпеливо отвечала на все ее вопросы. Откуда только у нее бралось это терпение?

Дом, кажущийся со стороны довольно небольшим строением, имел внутри очень удобную, продуманную планировку: огромную гостиную с камином, кухней и несколько помещений на первом этаже, а незатейливая деревянная лестница вела на второй этаж, где находились спальни. Эта, выглядевшая со стороны убогой, хижина имела на крыше даже смотровую площадку, задекорированную под маленькую башенку. При более пристальном рассмотрении можно было заметить, что это жилье носит следы хорошего достатка своих хозяев.

-Стив, постой! — парень хотел было уже отправиться а свою спальню. — А ты, Гертруда, уложи спать Кетти и присоединяйся к нам.

Женщина подняла удивленные глаза — никогда еще раньше она не видела своего мужа таким взволнованным и озабоченным. Да и в решении семейных вопросов ей обычно не приходилось принимать участия. Ее женское чутье подсказывало, что сегодня будет что-то необычное.

Вернувшись через несколько минут в гостиную — Кетти быстро засыпала — Гертруда подсела к столу

— Мне надо с вами поговорить, — повторил Дик. Он понимал, что надо сделать какое-то вступление, но разве их совместная жизнь не могла быть уже этим вступлением?

— Ты помнишь, Гертруда, как мы с тобой познакомились? Помнишь нашу первую встречу?

— Да, — тихо ответила жена. — Ты тащил огромных размеров ящик, который на вес оказался очень легким, и объяснил мне, что он пустой. До сих пор не пойму зачем он тебе был нужен! Ты мне сразу понравился… и родителям тоже. Ты не такой, как все, ты …

— Вот об этом я и хочу сейчас поговорить, — перебил ее воспоминания Дик.

— О том, как мы встретились? — глаза Гертруды загорелись игривым огоньком, но взглянув на сына, она взяла себя в руки.

— Нет, о том, что я не такой, как все! Ты абсолютно правильно заметила! Я еще больше «не такой», чем ты думаешь… и «не такие, как все» и наши дети! Ты никогда не задумывалась: почему они так быстро всему обучаются?

— Ну, не знаю. Мы очень редко видим людей в этой глуши, — Гертруда не ожидала такого вопроса. — Нам надо почаще бывать в доме у моего брата. Он уже много раз приглашал нас погостить, даже говорил, что мы можем жить у него постоянно. Говорят, в округе появились разбойники…

— Дорогая, прошу тебя! Не сейчас! Обещаю, мы обязательно навестим твоего брата.

Дик понимал, что лучше всего было бы подготовить их постепенно, но такой возможности теперь уже, увы, не было!  Если тот Френк додумается сам, как воспользоваться временным модулем, то велика вероятность того, что он сможет нарушить причинно следственную связь, попытавшись попасть во время, где он уже был. Еще хуже, если он будет менять события в прошлом, которые смогут повлиять на ход истории. А, ведь, именно это приходит на ум в первую очередь при возможности перемещений во времени. У каждого человека есть «свой скелет в шкафу», от которого хотелось бы избавиться. И, вообще, всего предусмотреть не возможно.

— Помнишь, я тебе рассказывал сказочные истории о железных птицах, на которых могли летать люди? Давно, давно, так давно, что уже никто не помнит, как это делать! А еще, помнишь, была сказка о том, как один парень прилетел в далекую страну, в которой люди еще не научились обрабатывать металл и жили полудиким способом? Ты еще сказала, что это «словно вернуться в древние времена, когда жили драконы и злые великаны».

— Знаешь, в каждой сказке или легенде есть что-то правдивое, — после некоторой паузы закончил Дик, внимательно следя за реакцией своих слушателей.

Он мог бы воспользоваться техническими возможностями уцелевших частей разбившегося космолета, на останках которого построил свое жилье… А тот «огромный пустой ящик» на самом деле была уцелевшая гравитационная установка, а вернее, та часть, которая уцелела. Да, воспользоваться он может — энергия еще есть — аварийный генератор сильно не пострадал и за эти годы, проведенные на Земле, он смог его починить, используя уцелевшие детали с других агрегатов и установок. Не поддавался восстановлению  только навигатор гиперпространства и станция связи с гипермаяком — иначе он давно уже смог бы связаться со своими на Рие.

— А еще мне бы очень хотелось посмотреть, как будут жить люди лет этак через сто, может двести! — воскликнула Гертруда.

— А что бы ты делала, если б такая возможность тебе представилась? Ну, например: появился человек из будущего, — осторожно приближался к интересующей его теме Дик.

— Я бы рассказал ему свой сон! — неожиданно встрял в разговор Стив.

— При чем тут сон? — воскликнул удивленный отец.

— Мне часто снится, что я лечу в пустоте, а передо мною огромный приближающийся голубой шар. Он все ближе и ближе… Я вижу лес, реку и поляну, на которой должен стоять наш дом… но дома там нет! Потом вспышка и я просыпаюсь…

— Именно так я сюда и попал, — вырвалось у Дика.

— Так ты, как в сказке: с неба? — наивность Гертруды не знала границ.

— И да, и нет!

Улыбка застыла на лице Гертруды.

— А теперь пройдемте туда, где вы еще никогда не были.

Через минуту они были в «чудо лаборатории». Гертруда от удивления была близка к обмороку, ее сохранившая еще былую прелесть грудь, рывками вздымалась при дыхании. То, что увидел Стив было точь-в-точь, как в его снах: приборы, лампочки или светильники, как мысленно он их окрестил, все было одновременно и знакомо, и чуждо. В какой-то момент его осенило:

— Так это я тот человек из будущего раз я видел это все во сне? Оно для меня было реальным!

» В логике малому нельзя отказать, — с гордостью подумал отец глядя на сына, а вслух  добавил. — Нет, тот прилетевший — это я!»

Дик по очереди предложил жене и сыну надеть на голову наушники — целая эпоха, разделяющая их, пролетела за несколько секунд. Дик ввел им общий курс развития: азы наук, свой родной язык и умение читать его криптографическую письменность. Остальное будет в следующем сеансе — он боялся за их головы. За эти несколько секунд родились, можно сказать, два новых человека…

продолжение (гл.3) см по ссылке  http://wp.me/p2UTw4-Gb

ускорить издание книги


3 Responses to Зазеркалье или дорога к звезде «ля Мерико» гл.2

  1. Stetsenko Larysa

    Довольно таки неплохо. Прочитала вторую главу, первая мне не открылась или не смогла найти. Фантазии великолепны.
    Как человек излагающий мысли таким образом в реальной жизни совершенно другой ?murascika@libero.it
    Stetsenko Larysa

  2. Алексей

    Попытка воплощения фантазий молодости…

Мне очень интересно Ваше мнение о сайте