browser icon
You are using an insecure version of your web browser. Please update your browser!
Using an outdated browser makes your computer unsafe. For a safer, faster, more enjoyable user experience, please update your browser today or try a newer browser.

Зазеркалье или дорога к звезде «ля Мерико». гл.5

Posted by on 19.04.2016

Глава ПЯТАЯ

рукопись: 08.06.2013

ваше мнение о прочитанномДЕНЬ СЮРПРИЗОВ       

  «К черту воспоминания!» — Френк по прозвищу Рыжий, он же сер Кунар Хенсен барон датский и английский — вассал королевских вассалов, имеющий крупные владения и пользующийся в них фактически автономией, резко встал с кресла — огонь в камине сильно разгорелся, а боль в пальцах усилилась и стала невыносимой…

  В последние годы Френк отошел от своих разбойных дел — по крайней мере, в Йоркширском графстве старался не светиться. Всеми делами заправлял через Джеффи и Олафа. Пять лет назад в лесу недалеко от места, где он впервые появился в этом времени в ту памятную дождливую ночь, погиб Филл. Он был для него как брат — тенью следовал за ним с готовностью отдать за него жизнь. Что он и сделал. Френк опять погрузился в воспоминания…

  Каждый год в канун своего перемещения Френк в сопровождении Джеффи и неотступного Филла отправлялся на место своего «скачка». Несколько раз Френк пытался объяснить Джеффи причину своего появления здесь, но парень каждый раз прерывал его, говоря, что эти глупые мысли у него из-за той сильной травмы, полученной при захвате фургона. Не помогала даже демонстрация пистолета и наручных автоматических часов, которые он прихватил в доме у Димы Смита. Джеффи раз даже заявил, что слышал и не про такие штучки; а про часы сказал, что видел на руке у лесника похожий браслет. Этот разговор как раз и произошел в день перед смертью Филла.

— И давно ты видел этого лесника? — спросил лениво Френк, не выдавая своего повышенного интереса.

— Так на прошлой неделе в лавке у жестянщика, — спокойно вместо Джеффи ответил Филл. — Мы вместе заходили в лавку, когда лесник выходил оттуда.

— И как тот браслет выглядел?

— Похоже на твой, только еще какие-то кнопочки, — на этот раз ответил Джеффи.

— Ты все это успел рассмотреть, мельком встретившись в дверях? — Френк делано улыбнулся.

— Нет, босс, мальчишка Джонни, сын Хряка, хотел украсть у него кошелек, да не удачно — лесник поймал его за руку и держал другой рукой за шиворот. Пацану уже лет шестнадцать, а он все еще по карманам шастает, пора бы уже…

— Не отвлекайся, при чем тут Джонни?

— А при том, что тогда мы и рассмотрели его браслет. Уговорили лесника отпустить малого и не отдавать его городской страже.

— И он, конечно, вас сразу послушал?

— Нет, мы ему пригрозили, что иначе наведаемся к нему в гости, — ответил Филл.

— Я же просил вас не конфликтовать с местными людьми мы теперь благопристойные граждане! — Френк делал вид, что рассердился.

— Шеф, не переживай, — фамильярно вступился Джеффи, который начал частенько пропускать рюмочку-другую в трактире, он и сейчас был изрядно выпившим. — Он так испугался, что сразу убрался, отпустив Джонни.

— Его дом отсюда близко. Поговаривают, что его жена редкой красоты, — добавил Филл. — Правда я ее никогда не видел, но почему бы не зайти в гости и не познакомиться поближе?

— Тебе мало городских девок? — тут уже вступился Джеффи.

— Нет про ее красоту я так, к слову. По всему видно, что лесник человек не здешний и очень состоятельный… — развивал свою мысль, обычно молчаливый Филл. — Можно поживиться, а то мы уже заржавели без дела. Скучно!

Говоря это, друзья продолжали идти и уже приближались к месту, где у Френка всегда начинали по особенному болеть пальцы или вообще исчезали без боли. В этот раз у него опять произошла замена — на левой руке появились тонкие и изящные пальцы Смита.

За кустами раздался шорох, хруст поломанной ветки и темная тень метнулась в сторону от них. Филл почему-то бросился за ней…

Когда они через минуту его нашли, он еще дышал. Куртка на груди дымилась, обнажая обгорелые ребра.

— Молния… — только и смог прошептать Филл.

Потрясение у всех было столь велико, что о продолжении пути не могло быть и речи. Беднягу взяли на руки и хотели отнести в дом лесника, чтобы там оказать ему первую помощь, но Филл уже не дышал. За кустами опять послышался шорох. На этот раз никто не бросился в сторону звука, но оба затаились на месте. «Если это молния поразила Филла, то должна была бы быть вспышка, а не шорох и метнувшаяся тень. Похоже на дело рук человека», — заключил Френк.

— Ни шагу дальше! — послышался голос из-за кустов. — Мне такие гости не нужны!

— Кто ты? — спросил Френк.

— Жаль, я не успел спросить, чем он хотел поживиться в моем доме! Но теперь ему уже не скучно, — лесник перевел взгляд с лежащего Филла на Френка — А вас, господин барон, я не ожидал увидеть в столь глухом месте.

Френк по привычке потянулся к карману, но там, естественно, ничего не было — какой смысл носить с собой незаряженный пистолет, ведь патроны давно кончились. Однако это движение не осталось незамеченным для лесного жителя.

— Не советую, — сказал спокойно тот и направил на Френка маленький арбалетик. — С близкого расстояния он бьет не хуже настоящего большого.

Френк решил не проверять на себе правдивость сказанного и, пожав плечами, вынул руку из ненужного в этой ситуации кармана.

— Я хочу показать вам одну вещь. Мои друзья говорят, что у вас есть похожая, — сказал Френк и снял с руки часы, которые еще по-прежнему шли.

— Красивая игрушка, — сказал лесник, — но ничего подобного у меня быть не может — я не люблю украшений. А теперь еще раз предлагаю вам вернуться туда откуда пришли.

— Добро, — ответил Френк, — но у меня есть последний вопрос. Вы поджарили моего товарища этим арбалетиком?

— Нет, это был несчастный случай. Если бы он не метнулся в мою сторону, молния бы поджарила вас. Я действительно не хотел его смерти. Но свой дом от непрошеных гостей защитить смогу. Так что, убирайтесь! Надеюсь, что у вас больше нет вопросов ко мне?

Сейчас, вспоминая эти события, Френк подумал, что никогда раньше и после того он не видел подобных маленьких арбалетиков. То, что устройство было действительно арбалетом, сомнений быть не могло — четыре маленькие стрелы крепились к рукоятке, а в остальном он выглядел, как уменьшенная копия большого. Но все равно смутные сомнения закрались в душу Френка: «Возможно он такой же, как и я — путешественник во времени, — но тогда зачем живет в лесу? Он мог бы устроиться и получше. Хотя, что такое «лучше» — вопрос относительный!..»

Последние несколько дней пальцы постоянно ныли, но обмена не происходило.

Ложась спать, Френк, обдумывая по привычке план на следующий день, решил обязательно проследить за лесником и его семейством. К тому же в этом году он пропустил «годовщину» переноса и начала своей новой жизни, как всегда полной приключений. «Вот и повод навестить знакомую поляну», — решил Френк утром и послал за Олафом и Джеффи. Но появился только Олаф.

— Где Джеффи? — кратко спросил Френк.

— Вы же говорили, что пока никаких дел не намечается — вот он позавчера и отправился проведать родные края. После смерти папаши Вулфри у него остались мастерские, он хочет их продать.

— Вот и хорошо — нам как раз туда и направляться. Заложи лошадей и возьми трех надежных ребят. Но только не из молодых! — не имея своих детей, Френк с возрастом ненавидел молодежь еще больше, чем в молодые годы. Олаф, привыкший к неожиданным приказам боса, ничем не выдал своего удивления столь быстрой смене планов.

Через четыре дня все пятеро были на месте. Первым делом они заехали к Джеффи. Дом старого Вулфри нельзя было узнать — под личным руководством Френка допотопная столярная мастерская превратилась в цех по производству дорогой изысканной мебели. По двору сновали работники, а сам хозяин сидел пьяненький на лавочке и потягивал вино из кувшина.

При виде въезжающей во двор экипы Джеффи вскочил на ноги и, прихрамывая, побежал навстречу своему босу.

— Я давно говорил тебе, Джеффи, что ты много пьешь, — вместо приветствия сказал Френк, слезая с коня.

— Да я ж тут дома, ну… соскучился по родным местам…

После случая с Филлом Джеффи сильно изменился — начал пить запоями и в деловом смысле Френк не мог положиться на старого друга, как в былые времена — перед ним стоял сейчас уже не тот надежный и верный Джеффи Хромой… Френку иногда казалось, что Джеффи ему завидует, хотя при дележках именно он получал всегда большую долю: даже Олаф и покойный Филл получали намного меньше. Френк понимал, что верность и преданность, если не покупаются, то нуждаются в постоянных дотациях. Богател Френк — богатело рядом с ним и его ближайшее окружение. Старый подлец, барон Хенсен, научил Френка многим жизненно необходимым вещам, без которых ему было бы здесь не подняться до теперешних высот, а так и остаться на уровне лесного разбойника по прозвищу Рыжий. Правда, научил и тому, что обещания можно выполнять не полностью…

— Джеффи, если не перестанешь пить, я буду вынужден отстранить тебя от дел, — Френк уже расположился в доме, где сестра Джеффи, с заметно увеличившимся животиком, накрывала на стол. — Слышал, что ты хочешь продать свое хозяйство?

— А зачем оно мне? — по-пьяному агрессивно спросил Джеффи.

— А зачем было нужно раньше? — в тон ему ответил вопросом на вопрос Френк.

— Чтобы обеспечить старость. Ты сам так говорил…

— Угу! А сейчас ты, значит, обеспечен? — продолжал вопросами отвечать Френк.

Джеффи глупо заморгал глазами — выпитое вино не позволяло ему быстро соображать.

— Ладно, иди отоспись. Поговорим завтра утром — есть дело.

Солнце клонилось к горизонту и, подобно ему, засыпала вся дневная живность, открывая дорогу обитателям ночи. Френк залез на сеновал — он всегда так делал, когда оставался ночевать у Джеффи — все тот же дурманящий запах сена…

Выйдя утром во двор, он почувствовал снова легкое покалывание в груди: ему опять вспомнилось детство, отец, мебельная фабрика и терпкий запах свежевыструганных сосновых досок… все как двадцать лет назад! Но только ему было уже не тридцать два…

— Джеффи! Поедешь сейчас в город и узнаешь все об этом леснике, что живет в лесу, но сделаешь это аккуратно. Если достанешь мне нужную информацию, можешь свое хозяйство не продавать — я сам его у тебя откуплю! И живи здесь, сколько хочешь, только чтобы я всегда, когда захочу, мог переночевать у тебя на сеновале, — и, подумав, добавил, — и чтобы здесь всегда был столярный цех. Сегодняшнее задание у тебя последнее и получишь от меня этот пенсион, о котором сказал. — Френк решил отстранить Джеффи от дел, но сделать это хотел так, чтобы не обидеть старика, которому был многим обязан. «Видимо, старею — становлюсь сентиментальным, — про себя подумал Френк.

— А, что вам узнать о леснике? — в голосе Джеффи Хромого прозвучали нотки обиды, не укрывшиеся от слуха Френка

— Я же сказал, все! — Френк опять углубился в воспоминания. Но на этот раз он вспомнил первую встречу с Джеффи, разборки в лесу с Хряком… «Время меняет людей», — заключил Френк и обратился к Олафу:

— Мы с тобой и с ребятами направляемся в лес наблюдать за дорогой, ведущей к дому лесника. Остальные указания на месте.

Прибыв в назначенное место и спрятавшись вблизи от дороги в кустарнике, Френк со спутниками увидели приближающуюся повозку. Парой лошадей, одна из которых прихрамывала, правила женщина лет тридцати пяти, может и больше. Ее удивительно красивое лицо показалось Френку знакомым.

— Босс, да это же внучка той знахарки, что вас выхаживала на болоте, — зашептал на ухо Френку Олаф, память которого оказалась лучше.

Не удивительно, что Френк не смог сразу ее вспомнить — при их последней встрече он лежал в бреду, да еще и двадцать лет назад.

— Так она и есть жена лесника?

— Не знаю. Я ее после болота никогда не видел, — ответил Олаф.

Тем временем Гертруда подъехала к старому развесистому дубу, сошла с повозки, дала сено лошадям и вернулась опять на свое место на козлах. Наблюдающие за ней мужчины сообразили, что она кого-то ждет. Вскоре на дороге появились двое быстро идущих мужчин. В одном из них Френк сразу узнал лесника, который постоянно смотрел на ручные часы — действительно очень напоминающие его собственные, но только эти были электронные — в этом Френк не сомневался. Лицо второго закрывали поля шляпы. Пальцы, невыносимо болевшие последнее время, резко перестали болеть — Френк машинально посмотрел на руку. Впервые за последние двадцать лет, проведенных в глуши средневековья, он увидел свои собственные пальцы. В этот момент второй спутник поднял голову… Сомнений не могло быть — это Дима Смит, но только такой же молодой, как двадцать лет назад. У Френка закружилась голова и он потерял сознание.

Когда Френк пришел в себя, на дороге кроме его товарищей, склонившихся над ним, никого не было.

— Где они? — первое, что смог произнести Френк.

— Поехали в город, — хором ответили ничего не понимая его спутники.

— За ними! Поймать! Захватить! Немедленно! — взревел Френк, пытаясь сообразить каким образом Дима остался молодым за эти годы.

— Но, шеф, они уже подъезжают к городу. Зачем нам так рисковать — ведь им все равно возвращаться этой дорогой. Они сами к нам приедут.

Время до вечера тянулось, как резиновое — казалось, что оно стоит на месте. Френк ждал этой встречи долгие двадцать лет! Точнее не ждал, а жаждал, не смея даже надеяться. Правда, увидев Диму, завалился в обморок, как малахольная девица; от себя он мог ожидать чего угодно, но не такой слабости. «Ну, что ж, господин ученый! Сегодня ты мне заплатишь за все и по всем счетам!» — злорадно думал Френк, предвкушая их встречу. А тем временем солнце спряталось за горизонт. Вдали показалась знакомая повозка.

— Взять их живьем и отвезти на нашу базу, — Френк перешел на свой старый лексикон, но заметив удивленный взгляд Олафа, поправился, — В лесной дом. Но лесника сразу оглушите, пока он вас не заметил.

«Никакой это был не арбалетик, а электрошокер, но огромной мощности, если он так поджарил Филла, — восстанавливая события пятилетней давности, решил Френк. — Этот парень не так прост! Да и я олух — откуда жителю ХI века может быть известно о шаровой молнии?»

С большой силой брошенный камень попал Дику прямо а грудь. Изо рта у него брызнула и струйкой стекла на куртку кровь. Так и не успев ничего понять, Дик свалился с телеги. События следующих секунд пролетели, как молния — что-то тяжелое упало на плечи Диме и накинуло на голову мешок. Удар по голове… и сознание у Димы отключилось.

— Гертруда, уступите место мне. Я сам буду управлять лошадьми, — вежливо обратился к жене Дика Олаф. — Не сочтите за оскорбление, но мы и вам на голову набросим мешок. Если будете вести себя тихо, то с вами ничего плохого не случится.

Бедная женщина находилась в оцепенении, полные ужаса глаза смотрели на лежащего в крови мужа.

— Живой, не волнуйтесь! Я камень бросал не очень сильно, — добродушно попытался успокоить ее простаковатый парень, одетый в костюм охотника.

На Дика мешок не надевали, а просто забросили его в повозку. Олаф сел на козлы, лошади нехотя направились в сторону противоположную дому.

За всем происходящим наблюдали два человека: один, огромного роста с обезображенным лицом и с копной рыжих, но уже седеющих волос; второй, пятнадцатилетний мальчишка, вышедший на дорогу встретить родителей. И первый, и второй направились следом за повозкой, только первый верхом на коне присоединился к своим товарищам, а второй, продвигаясь пешком, скрывался за деревьями.

«Если б я не послушался отца и взял с собой бластер, то мои родители были бы сейчас свободны, а эти типы лежали на земле, — с мальчишеским запалом рассуждал Стив, продираясь сквозь кусты и стараясь не отставать в надвигающихся сумерках; скрываясь за деревьями, он следовал за процессией увозящей его родителей. От волнения пересохло во рту и кружилась голова, но он неотступно продолжал идти, периодически переходя на бег. Лошади шли шагом и парню удавалось не отставать.

Попетляв по лесу и свернув с дороги, группа похитителей остановилась возле небольшого домика, находящегося у подножья скалы. Рядом протекал маленький ручеек, образовывая живописный прудик, в котором водились угри и форель. Сохранись сейчас подобные островки нетронутой природы, можно было бы разместить здесь отличный пансионат для желающих отдохнуть от городской суеты подальше от цивилизации… и вскоре о «нетронутой природе» можно будет забыть! К сожалению, люди, подкоряя себе природу, забывают о созидании, а только разрушают… даже стремясь уединиться. Подобными стремлениями руководствовались и строители этого разбойничьего убежища — подальше от людских глаз. Пока Френк с Олафом располагались в доме, молодые члены банды перетащили узников в сарай за домом, предварительно сняв им мешки с голов.

Как только похитители закрыли за собой двери, Гертруда бросилась к мужу. Дик пришел в себя, но состояние у него оставалось тяжелым. Камень, брошенный ему в грудь, видимо, повредил грудную клетку и есть без помощи Гертруды он не мог. Говорил с трудом, тяжело переводя дыхание. Дима хотел было постучать в двери и потребовать воды, необходимой для Дика, но в это время во дворе послышались приближающиеся шаги и Дима вернулся на свое место. Тихий скрежет и постукивание в дверь подсказали узникам, что стоящий за дверью вовсе не хочет быть услышанным хозяевами дома.

— Это я, Стив, — послышалось с улицы.

— Сынок, как ты сюда попал? — Гертруда с трудом сдержалась, чтобы не вскрикнуть.

— Шел за телегой. Я что-то придумаю и вас вызволю.

— Отец очень плох — он идти не сможет. Возвращайся домой! Там Кетти и она сама. В доме вы в безопасности — отец включил защитное поле…

— Сюда идут, — сказал Стив, и послышались тихие удаляющиеся шаги.

Через полминуты в распахнувшихся дверях стоял все тот же парень в костюме охотника, который бросал камень в Дика. В руках он держал факел — хоть ночь была и лунной, но в сарае до его появления стояла полная темнота. В свете факела лицо вошедшего казалось дьявольски ужасным.

— Шеф распорядился вас покормить,- сказал охотник и поставил корзину на пол, после чего не проронив ни слова, повернулся и вышел.

Снаружи щелкнул замок. Уходя парень оставил им факел и Дима, пользуясь светом, обследовал содержимое корзины. От «прогулки на свежем воздухе», а может быть и от переживаний, но аппетит у него разыгрался звериный. Нужно отдать должное похитителям — к кулинарным вопросам они отнеслись с пониманием человека, любящего плотно поесть с дороги. Кроме копченого угря, куска сыра и ломтя хлеба Френк распорядился вложить в корзину и бутыль с вином. Все это совершено не вязалось с представлениями Димы о лесных разбойниках.

Несколько глотков вина хорошо подействовали и на состояние Дика — он даже с аппетитом съел кусок сыра. За дверью опять послышалось слабое постукивание.

— Сынок, тебе лучше идти домой.

— Как отец? — в голосе Стива слышалось волнение.

— Ему лучше — он уже ест.

— Кто это там? — спросил Дик.

— Стив, наш сын! Ты что не слышишь голоса?

— Какой Стив? Какой сын? — ничего не понимая ответил Дик, с удивлением смотря по сторонам. Казалось, что он будто бы только что проснулся и не может понять где находится.

Гертруда взяла мужа за плечи и посмотрела ему в глаза — пустой, ничего не понимающий взгляд подтвердил ее опасения.

— Ты знаешь кто я? — дрожащим голосом спросила она.

— Да, ты Гертруда, правнучка старухи Беатрис. Я сделал тебе предложение и ты согласилась. К чему эти вопросы? И почему мы здесь? — с удивлением спросил Дик и попытался встать, но боль в груди заставила его отказаться от этого намерения.

— Дик мы возвращались из города, где хотели разузнать о Френке, — вступился в разговор Смит.

— Молодой человек, я вас вижу впервые! И может вы мне объясните, что тут происходит? Что мы тут делаем и почему у меня так болит грудь?

Весь этот разговор слышал Стив. Ко всем его волнениям о родителях добавилось еще и то, что отец потерял память.

В доме погасили свет — значит вскоре все будут спать, но вслед за этим вышел человек и сел на пенек между домом и сараем. Похоже, он будет караулить до утра. Стив больше не мог переговариваться с матерью и решил отправиться домой. Там он что-нибудь непременно придумает. Скрыться незаметно и найти дорогу домой для парня, выросшего в лесу, не составляло никакого труда.

А тем временем Дима и Гертруда безрезультатно пытались вызвать хоть какие-то воспоминания у Дика. Случайно Дима оперся рукой о ногу Дика и почувствовал какой-то твердый предмет. Он хотел его достать, но погрузившийся в забытье Дик тут же придя в себя, поймал его за руку.

— Я не знаю кто вы, возможно, вы мне и друг, если верить словам Гертруды и вашим, но эта штука, которую вы хотели взять, работает только в моих руках. Боюсь мне будет трудно объяснить вам ее устройство…

— Послушайте меня, Дик, — сказал Дима и рассказал ему всю историю появления Дика в лесу, о его корабле под домом и о своем собственном переносе во времени. Все это время Дик не перебивая внимательно его слушал. Периодически, удивленно мигая глазами, он поворачивал голову к Гертруде — как бы спрашивая ее — правда ли все то, о чем говорит Дима. Еда и вино подкрепили его силы и он уже не терял сознания.

— Однако я ничего этого кроме своей аварии на космолете и знакомства с Гертрудой не помню. Я даже не помню кода включения бластера, который вы, Дима, хотели взять у меня из кармана, — Дик с горечью посмотрел по сторонам. — Вы говорили, что я умею читать мысли, это тоже помню, но сейчас не могу…

— Мужчины, — обратилась Гертруда, — давайте спать. Если бы наши похитители хотели нас убить, нас уже бы не было. Значит, мы им нужны живыми.

— Первая хорошая новость, — согласился Смит.

Добравшись до дома, Стив застал Кетти спокойно спящей в своей кроватке — девочка привыкла, что старшие могут надолго отлучаться из дома и не испугалась их отсутствия. Почувствовав голод, Стив взял кусок хлеба и спустился в лабораторию отца.

«Хорошо, что отец показал мне где она и научил многому новому за последние дни, — подумал он, открывая потайную дверь. Вооруженный знаниями, полученными с помощью электроники, Стив задумал одну вещь.

Присущие молодости максимализм и бесшабашность в поступках сейчас брали верх над здравым смыслом и осторожностью: осмотрев всю лабораторию и не найдя ничего, что бы могло выступить в роли оружия, необходимого для освобождения родителей, Стив решил перенестись во время Димы Смита. Там, как он думал, ему удастся раздобыть подходящее оружие и, вернувшись расправиться с обидчиками своих родителей. Теоретически план был неплох — действительно можно вернуться в то же время, из которого стартовал, но есть одно большое «но». Во-первых, могут быть ошибки в расчетах времени переноса; во-вторых, энергетической мощности установки отца, вероятно, хватит только на один перенос; в-третьих, как достать оружие шестнадцатилетнему парню, не имевшему ни малейшего представления об эпохе, в которой жил Дима Смит. Все, что он узнал из рассказов гостя было поверхностное и одностороннее. Но тем молодость и хороша, что не думает о плохом. Иногда это помогает. Будем надеяться, что и Стиву его уверенность в себе и желание помочь близким людям, не задумываясь о возможных негативных последствиях для себя, поможет в выполнении этого безрассудного плана…

Стив нажал на тумблер. Замигали лампочки, загудели мощные магнитоиндукторы. Взяв в руки пульт управления машиной Димы Смита, Стив выставил точную дату конечного пункта своего временного путешествия. Положив в карман временной индикатор своей собственной машины, он нажал пусковую кнопку.

Перед глазами все закружилось, завертелось и постепенно начало растворяться…

Была ночь, когда Стив открыл глаза. Луна, звезды и деревья рядом с ним. Стив встал на ноги и осмотрелся — ни деревья, растущие вокруг, ни трава, на которой он стоял, ничего не напоминало ему его знакомого леса. В своих фантазиях Стив почему-то считал, что если будет переноситься во время Димы Смита, то непременно попадет к нему в подвал. А тут лес! Возможно, что ничего не получилось и он сейчас найдет знакомую тропинку, ведущую к дому. С этими мыслями парень вдруг услышал шум, напоминающий рев дикого зверя. Рев все нарастал. Между деревьями появились странные лучи света. Стив запрятался за деревом…

Место, в котором оказался Стив, было городским парком, а страшным зверем — проезжающий мимо грузовик, светящий фарами. Вспомнив то, чему его научил отец и рассказы Смита, Стив немного успокоился — значит, машина времени сработала! Остается только найти дом Димы. С этим проще. Если он находится на месте их дома, а Димин дом там, где его нашли, то идти нужно на север. Так решил Стив и уже хотел идти, но тут до него дошло, что сейчас ночь и лучше не сходя с места переночевать прямо здесь. Ночевка в лесу ничем не пугала парня — погода стояла великолепная и теплая, закопавшись в прошлогодних листьях, Стив сразу заснул. События дня вконец вымучили мальчишку — спал он крепко и без сновидений. Также легко, как заснул, Стив и проснулся. Осмотревшись вокруг, он сразу сориентировался, отряхнулся от листьев и направился в сторону севера, где предполагал найти дом Смита.

Удивления ждали его на каждом шагу. Начиная с дороги, по которой проносились неведомые ему автомобили и перейти через которую оказалось для Стива совсем не просто; и, кончая тем, как определить дом Смита — их было столько, что у бедняги разбежались глаза. Все дома на первый взгляд абсолютно одинаковые. Стив шел от дома к дому, пытаясь вспомнить о каких-то особенностях, о которых мог рассказывать Дима. Так он бродил почти до вечера, и тут ему в глаза попала лавка, по внешнему виду напоминающая охотничий магазин из рассказов Димы Смита — на витрине выставлялось множество чучел животных. Стив вспомнил, что Дима говорил, будто этот магазин напротив его дома. Повернувшись к входу в магазин спиной, он увидел отдельно стоящий особняк, с виду ничем не отличающийся от массы других ему подобных. Внутренний голос подсказал Стиву, что перед ним именно тот дом, который ему нужен.

Входная дверь оказалась открытой и парень, недолго думая переступил через порог. Внутри дома, видимо из подвала, донесся шум и грохот; оттуда же шел тошнотворный запах горелого мяса. Подталкиваемый любопытством Стив направился к дверям, ведущим в подвал. В тот момент, когда он спустился вниз, то увидел двух мужчин, возящихся возле странного кресла. Сидящий в кресле мужчина оттолкнул молодого парня палкой, напоминающей большую букву «Т», а сам в это время стал растворяться в воздухе. Над головой у него с огромной скоростью крутился шар. В помещении усилился запах горелого мяса. Парень, которого толкнул сидящий в кресле, отлетая, ударился головой об стол, на который свалился и упал на пол.

Стив догадался, что это и есть та машина времени, о которой рассказывал Смит. А увиденное подтвердило предположения отца, что ею продолжают пользоваться. Подходя к упавшему парню, Стив бросил взгляд на уже почти растворившегося в воздухе сидящего в кресле: рыжая копна волос и огромный рост очень напоминали главаря банды разбойников, похитивших его родителей, вот только этот заметно моложе. Переводя взгляд на сидящего на полу Билла, а это, несомненно, он и был, Стив увидел, как тот неотрываясь смотрит на пустое кресло. Неизвестно, как бы на все увиденное отреагировал Стив, если б накануне вечером сам не прошел подобную процедуру.

Билл, по-прежнему лишенный дара речи, наконец-то заметил стоящего рядом Стива. Показывая указательными пальцами обеих рук на кресло, он что-то пытался сказать, но спазм в горле не давал ему этой возможности.

— Ваш дружок перенесся во времени на тысячу лет назад, — пришел ему на помощь Стив. — Или что-то около этого, — добавил он, подражая манере речи своего отца.

Но, к сожалению, подобная фраза никак не могла успокоить Билла. Стив увидел на столе графин с водой, прозрачное стекло которого произвело на него не меньшее впечатление, чем увиденное и услышанное на Билла. Налив из него воды парень протянул ему стакан.

— Выпейте, поможет!

Одним глотком Билл осушил протянутый ему стакан воды и также тупо теперь уставился на Стива. Это не могло продолжаться вечно и, в конце концов, Билл обрел дар речи:

— Откуда ты здесь взялся, парень? — с опаской глядя по сторонам, спросил он Стива.

— Оттуда, куда направился тот рыжий тип.

— Ты что-то говорил о тысяче лет? — все еще до конца не придя в себя, спросил Билл.

— Совершенно верно. Перед вами машина времени и вы только что были свидетелем ее работы, — спокойно ответил Стив, стараясь представить отца на своем месте. — Вы первый человек, с которым я общаюсь в вашем времени и надеюсь на вашу помощь.

— Для пришельца из прошлого ты слишком хорошо ориентируешься в нашей технике, — заметил Билл, взглядом указывая на торчащие из кармана два пульта управления, на одном из которых значились инициалы «Д. С.».

— Это мне три дня назад дал Дима Смит, когда гостил в нашем доме у моих родителей, а этот второй от нашего собственного временного модуля.

— Парень, не делай из меня дурака! Во-первых, три дня назад я сидел в баре с Димой и моим шефом Френком… — увидев, как вытянулось лицо Стива при упоминании о Френке, Билл добавил, — вижу, тебе знакомо это имя. А это как ты объяснишь, пришелец из прошлого? — спросил он, забыв что же должно быть «во-вторых».

— А то, что вчера вечером он со своей бандой похитил в лесу моих родителей и Диму Смита. Только не могу понять почему он на вид был на много старше и лицо изуродовано.

Тут только Билл обратил внимание на наряд Стива, который будучи нормальным для жителя леса XI столетия, никак не вписывался в окружение ХХI века. Встав с пола, Билл начал ощупывать наряд парня, найдя в кармане кошелек с монетами старинной чеканки, он с удивлением посмотрел на Стива:

— Так ты это все не врешь? — с детства Билл увлекался нумизматикой, но такие старинные монеты и в таком отличном состоянии видел впервые.

— Если вам нужны деньги, то можете себе их взять, — не понимая истинной причины удивления Билла, ответил Стив.

— Парень, если они настоящие, то это целое состояние, — Билл высыпал монеты обратно в кошелек. — Я не могу их у тебя взять. Но кому продать — могу помочь!

— Про вашу помощь я бы хотел с вами поговорить. Я сюда переместился, чтобы достать оружие, с помощью которого смогу освободить своих родителей…

И Стив подробно рассказал всю историю с момента появления Димы Смита.

— А каким образом временной модуль оказался у вас? — спросил Билл.

— Его удалось сделать моему отцу из уцелевших после авиакатастрофы деталей от генератора магнитных полей в гипперпространстве, — увидев снова огоньки удивления и недоверия в глазах Билла, Стив добавил, — мой отец попал на вашу планету в результате аварии своего звездолета много лет назад — задолго до моего рождения. Но эта история не имеет никакого отношения к цели моего визита в ваше время… Так вы мне поможете?

«Если парень говорит правду, то и мне его помощь может быть полезна», — подумал Билл и добавил вслух:

— Помогу, но с одним условием — ты, возвращаясь, возьмешь меня в свое время, а потом отправишь сюда.

— Я не возражаю, но могут возникнуть проблемы с возвращением назад. Оставшийся заряд батарей может оказаться недостаточным для еще одного скачка.

— На каком топливе они работают?

— На изотопе радия, используя реакцию радиоактивного полураспада, — ответил Стив и с сожалением добавил, — но такие материалы, то есть элементы получить в наше время не никакой возможности.

— Может, я и ни черта не смыслю во всех этих элементах, но зато имею возможность любые достать здесь, загадочно улыбаясь, заявил Билл.

— Да, чуть не забыл! — спохватился Стив. — Отец с Димой говорили, что если ключ находится в машине, то ею может воспользоваться каждый. Его следует вынуть, с этими словами Стив вынул ключ из специальной щели.

Поздним вечером, новые друзья вышли на улицу. Легче всего Билл мог достать оружие, причем любое самое современное — Френк имел полно дилеров, снабжающих всю его кампанию первыми новинками вооружения. Сложнее могло оказаться с радиоактивными материалами. Билл достал сотовый телефон и после короткого разговора с улыбкой сообщил, что и этот вопрос решен — завтра утром они имеют встречу с его дружком, у которого есть то, что им нужно. После чего Билл предложил Стиву сесть в машину, чтобы отправиться домой. Парень стоял в нерешительности, не зная, что от него требуется. Открыв дверцу, Билл оглянулся — Стив по-прежнему стоял на том же месте. После короткого объяснения Биллу все же удалось уговорить Стива сесть «внутрь зверя». Только на улице и после объяснений, что машина это не «зверь» и видя, как неподдельно Стив озирается на каждое проявление цивилизации, Билл до конца поверил, что перед ним человек из прошлого.

По дороге домой они заехали к знакомому дилеру и, загрузив багажник автомобиля до отказа сумками с оружием, решили заскочить в бар перекусить. Стив, как ребенок восторгался белыми булочками, а пирожные с кремом и мороженное привели его в такой неописуемый восторг, что он не мог остановиться. Опасаясь за здоровье парня, Билл почти силой увлек парня из бара в автомобиль — пришлось пообещать, что обязательно сюда еще зайдут.

Жилье Билла представляло собой обычную холостяцкую берлогу с разбросанными всюду вещами, с кучей пустых бутылок и горой немытой посуды в раковине умывальника. Но даже подобный бедлам произвел на Стива впечатление сказочного замка — в жизни ему не приходилось видеть сразу столько забавных вещей, о названии которых он не мог даже догадываться.

Билл снисходительно и спокойно объяснял ему как пользоваться туалетом и душем; как выключать свет и зачем нужен холодильник… не остались без внимания и телевизор с музыкальным центром — гордость хозяина. После сеанса активизации умственной деятельности, проведенного со Стивом его отцом, у парня обнаружилась фантастическая память, а вместе с ней и жажда знаний. Нечего и говорить, что весь вечер и полночи Стив провел возле телевизора — его интересовало абсолютно все, а количество накапливаемых вопросов увеличивалось пропорционально потоку поступающей и усваивающейся информации. Если бы не томившиеся в сарае у Френка родители, он бы с удовольствием остался в этом сказочном ХХI веке, где всевозможные фантазии воплощены в жизнь.

«Ну, зачем только Диме и Френку понадобилось переноситься к нам? И Билл что-то говорил на эту тему…- удивлялся Стив. — А ведь жизнь здесь на много интересней!»

Утром Билл застал парня так и спящим возле включенного телевизора. Во время завтрака Стив наотрез отказался пить кофе, однако с восторгом пил «колу». Горький вкус кофе стал первым неприятным впечатлением о достижениях цивилизации.

Как Билл и рассчитывал, встреча с его знакомым состоялась, и перед ними на столике стоял маленький контейнер с необходимыми радионуклидами. Проблема возникла с оплатой — цена, назначенная продавцом, в несколько раз превосходила финансовые возможности Билла. Но тут ему в голову пришла мысль: «А что если продать монеты Стива?..»

Вырученных от продажи монет денег с лихвой хватило для покупки материалов и уже через четыре часа оба товарища входили в дом Димы Смита, неся в руках тяжелые сумки.

Стив предложил Биллу первым отправиться во «временное путешествие», взгромоздив все тяжелые сумки ему на колени.

Подробно объяснив дорогу к дому, он добавил, что дом охраняется силовым полем: «Правда, сила поля может ослабеть в связи с нехваткой энергии, использованной для первого перемещения». Добавив еще несколько инструкций на случай, если во времени их появления в ХI веке произойдет небольшая сдвижка — в этом случае Билл должен был бы пойти сначала к Кетти и успокоить ее. Уповая, что силовое поле ослабло достаточно, затем отправляться в лесной домик бандитов и освободить родителей.

— Будем надеяться на лучшее, сказал Стив и, вставив ключ, нажал на красную кнопку.

Закрутился шар, на табло зажглось «время прибытия» — все шло хорошо и по плану. Но уже в момент, когда Билл почти исчез из виду и в подвале опять запахло горелым мясом, произошло замыкание — из панели управления, на которую накануне падал Билл, полетели искры и она загорелась. «Необходимо срочно обесточить установку!» — промелькнуло в голове у Стива, но если он это сделает сейчас, пока перенос не закончен, то неизвестно что может случиться с Биллом… За тридцать секунд, пока закончилось перемещение, и Стив смог все обесточить, в помещение подвала набралось полно дыма и сработала пожарная сигнализация. Через несколько минут сюда приедут пожарные, Стив об этом не мог знать, но даже если бы и знал, все равно продолжал бы тушить установку. К счастью большого вреда замыкание проводки, питающей модуль, всей установке не причинило — только несколько расплавился пластиковый корпус.

Стив уже собирался сесть в кресло и повторить процедуру переноса, как с улицы донесся вой пожарной охраны. В дверь кто-то ломился. Не думая зачем, Стив вынул ключ из щели временного модуля и машинально положил его в карман. В это время по лестнице, ведущей в подвал, браво спускались пожарные…

В полицейском участке, куда отвезли Стива, обвинив в умышленном поджоге, его посадили в железную клетку. Подобные клетки ему приходилось видеть один раз, когда возили из города в город зачинщиков восстания против короля Вильгельма. Только та клетка была поменьше размером и стояла на повозке.

Подошедший к камере Стива полицейский открыл дверь и, подталкивая его в спину, провел в другое помещение. Здесь стояли стол и два стула. Усадив Стива на один из стульев, полицейский, все так же молча, пристегнул его к прикрученному к полу столу и удалился.

Вскоре в помещение вошла небольшого роста, но полноватая женщина. Яркий свет, светящий Стиву в лицо, не давал возможности рассмотреть ее лица. Она села напротив и грубым, гортанным голосом спросила как его зовут и откуда он. Сказав свое имя, Стив добавил, что из Йоркширского графства. В это время она подняла голову от стола, на котором записывала его показания, и Стив увидел, что она совершенно черная… За день, проведенный с Биллом и в телепрограммах, Стив уже видел негров и Билл объяснил ему, что бывают и такие люди и даже желтые. Но сейчас это произошло совершено неожиданно и он испугался. Негритянка по-своему восприняла его реакцию. Среди африканцев часто случаются люди, видящие в каждом белом расиста, который обязательно хочет оскорбить их достоинство или ущемить в правах. Именно к таким относилась сержант Сара Вапмен, пришедшая на допрос Стива. Для себя она уже решила, как было дело и оставалось только подвести Стива к ее схеме происшедшего: Стив зашел в дом, хотел ограбить, но не успел — начался пожар… Все было предельно просто и ясно — дело можно закрывать.

С самого начала допроса Стив решил ни за что не говорить истинных причин своего появления в подвале — все равно не поверят! На память пришел фильм, увиденный ночью по телевизору в доме у Билла. Там один парень из Ирландии попал в Лондон и был задержан в доме своих знакомых. Правда, парню пришлось на много хуже — его задержали возле трупов его знакомых, к смерти которых он, естественно, не имел никакого отношения. И точь в точь, как у Стива, парня допрашивал дотошный полицейский. Стив начал рассказывать историю того парня, выдавая ее за свою.

Как ни была настроена против задержанного сержант Вапмен, ей бросились в глаза несоответствия и странности в показаниях Стива. И она решила провести психологическую экспертизу.

Через несколько дней, проведенных в камере, Стива отпустили. Экспертиза показала, что он абсолютно здоров, но «кто-то с ним хорошо поработал» — у него блок на любые воспоминания детства. К тому времени выяснилось, что и в поджоге он тоже не виновен — пожар возник из-за проводки. Не ясным, по-прежнему, оставалось только для чего и почему он оказался в подвале. А на это у Стива был готовый ответ: «Хотел наняться на работу к мистеру Смиту. Подойдя к дому, обнаружил открытые двери и идущий дым. Бросился тушить пожар. А тут приехали пожарные, схватили его и отвезли в полицию». Одним словом, он выглядел героем!

Отпустить Стива отпустили, но поставили за ним наблюдение. Сержант Сара Вапмен была, действительно, дотошным полицейским. За все дни, пребывания задержанного в полиции, так и не удалось связаться с Димой Смитом. К тому же наличие дорого, странного вида, ключа в кармане бедно одетого мальчишки вызывало подозрения — полиция уже давно следила за новым компаньоном Димы Смита Френком Магони. А этот подозрительного вида парень с дорогим ключом мог быть как-то с ним связан.

Полицейские связались с Люси Смит, бывшей женой Димы, и та по их просьбе согласилась осмотреть дом — не пропали ли какие вещи. На вопрос по телефону знает ли она где может быть Смит, Люси кратко ответила, что не знает и знать не хочет, но, если копы хотят, то она может осмотреть дом.

Оказавшись на улице, Стив первым делом решил отправиться к дому Стива. Но задача эта оказалась не такой простой для человека, выросшего в лесу тысячу лет назад. Он решил идти сначала на юг, затем найти парк, т.е. место своего «скачка», а уж затем оттуда — дом Смита. Так парень и сделал. Был поздний вечер, когда Стив подходил к дому Димы Смита; от голода его подташнивало, и ХХI век уже давно перестал казаться таким привлекательным и интересным. Ему в голову приходила сумасшедшая мысль: поохотиться в парке — в пруду плавало много уток и лебедей. Но выкинув ее из головы, он направился к калитке дома. Не дойдя метров пятнадцать, Стив увидел подкативший автомобиль, из которого вышла симпатичная блондинка и решительным шагом направилась к калитке. Уверенно открыв дверь своим ключом, экс мадам Смит (а это была именно она) зашла в дом. Стив остановился и машинально посмотрел назад: в лучах заходящего солнца улица выглядела особенно пустынной. Только две фигуры — мужская и женская — одиноко стояли через дорогу от дома и рассматривали витрины охотничьего магазина. Женская фигура показалась Стиву знакомой; сомнений нет — это сержант Сара Вапмен. «Интересно, что они здесь делают? — подумал Стив. — Если это совпадение, то очень странное!» Будто отвечая на его мысли, парочка отошла от витрины и, не поворачиваясь к нему, последовала в другой конец улицы. «Значит совпадение!» — с облегчением вздохнул Стив и так же проследовал, но уже в другую сторону улицы.

Через некоторое время двери дома открылись, и все та же блондинка вышла из дома. Пройдя по дорожке, она села в автомобиль и укатила. В руках у нее был маленький сверток.

«Путь свободен!» — Стив где лежит запасной ключ. Уже подходя к дверям, он краем глаза заметил, как знакомая парочка быстро приближается к дому. Медлить нельзя! Это слежка и другой возможности может больше не представиться. Быстро достав ключ, Стив отпер и закрыл за собой двери — необходимо все успеть сделать пока полиция будет взламывать их — двери металлические, продержатся долго.

Стив уже бежал по подвалу к модулю, когда стуки в двери и звук выстрела — это полицейские высадили замок. Вставив в щель модуля ключ, Стив сел в кресло и дистанционным пультом включил установку. Контуры предметов начали растворяться у него перед глазами и становиться расплывчатыми, когда на него, сидящего в кресле, бросилось двое полицейских. Женщина, которой оказалась Сара Вапмен, оказалась более проворной и, сидя у него на коленях, безрезультатно старалась расстегнуть металлические захваты на его руках. Мужчина же, почему-то, схватил Стива за ноги и, пытаясь стянуть с кресла, начал зачитывать ему его права.

Шар над головой Стива крутился все быстрее, опять запахло горелым мясом… А когда все затихло, на пол возле кресла, с крутящимся все медленнее и медленнее шаром, упала нижняя часть тела полицейского, который так старательно хотел донести до сознания Стива параграф из конституции об его правах.

Придя в себя на поляне с подсохшей травой, Билл первым делом сбросил с груди тяжелые сумки. Все так, как рассказывал Стив: дерево, под ним сухая трава. Солнце перевалило уже за половину своего небесного бега и склонилось к закату. Билл машинально посмотрел на часы — была половина пятого. А это означало, что малышка Кетти целый день сама и без присмотру!

Прождав Стива почти до темноты, Билл отправился по тропинке, ведущей к дому. Пройдя метров триста он уперся в невидимую стену, страшно заболела голова, машинально отшатнулся назад — неприятное ощущение тут же прекратилось. «Все, как он говорил, — подумал Билл. — Но парень утверждал, что поле будет ослаблено… а тут? Хотя оно и хорошо — значит, мощности может хватить на мою обратную дорогу без перезарядки». Билл никак не мог понять, как такой маленький кусочек радия может развивать такую огромную энергию.

Припрятав тяжеленные сумки и взяв только два пистолета с глушителями и помповый шот-ган, Бил, обмотанный лентами патронов, отправился вдоль силового поля. Он хотел обследовать местность пока не стемнело и найти место для ночевки недалеко от поляны переноса с сухой травой.

Ночью сквозь сон он услышал в районе действия силового поля звук ломающихся под ногами сучьев. Тайник с сумками он перетащил к месту ночевки, поэтому теперь, достав из сумки прибор ночного виденья, смог всмотреться в лес в направлении шума. На какой-то миг показавшаяся между деревьями фигура напомнила ему Стива, но только одет он был в другой куртке, а на ногах было подобие сапог. Как парень смог пройти незамеченным мимо Билла, находящегося совсем близко от поляны перемещений, оставалось необъяснимым… Из предосторожности, что увиденный не является Стивом, Билл не окликнул его; однако последовал за ним насколько позволяло силовое поле. Вскоре Стив, или тот кто был так на него похож, скрылся из виду — дальше идти не позволяло защитное поле. Прождав еще часа два, Билл хотел, наконец, вернуться на свою стоянку, но проходя мимо места, где начиналась граница поля, споткнулся и упал в сторону дома. Вместо сильной боли в голове он почувствовал, что воздух стал вязким и упругим, но в нем можно передвигаться. В голове появился легкий звон, но в целом терпеть было можно. «Видимо, Стив уменьшил мощность и сейчас выйдет мне на встречу» — с облегчением и надеждой подумал Билл.

Подходя к дому, бывший водитель Френка удивился тишине царившей внутри. Входная дверь оказалась незапертой. Забыв про все еще надетый прибор ночного виденья, Билл включил фонарик — острая боль в глазах заставила выключить свет. На несколько минут Билл как бы ослеп, и лишь постепенно различая предметы, ночной визитер узнавал по описанию Стива внутренние помещения.

«А вот и кроватка со спящей Кетти, а рядом пустая, нетронутая постель Стива — тогда, кто же это мог ходить по лесу внутри силового поля?» — недоумевал Билл. По словам Стива, отец настроил силовое поле так, что только члены семьи и Смит могли пересекать его границы и безвредно находиться внутри него. Билл терялся в догадках…

Чтобы утром проснувшаяся Кетти не испугалась, увидев на кровати брата постороннего человека, Билл решил взять одеяло и отправиться в лес на место своей стоянки, а уже утром познакомиться с Кетти. Выйдя из дома и углубившись в лес, он опять услышал шорохи в лесу. Затаившись за деревом, Билл обратился в зрение и слух.

Вдали по дороге, ведущей к дому, ехала повозка, запряженная парой лошадей, на ней сидело двое говорящих между собой людей.

— Слушай, Олаф! А зачем это Френку понадобились дети Дика? — донеслось до слуха, затаившегося за деревом Билла.

— Не знаю Фреди. Мне тоже не по душе эта затея, — ответил пожилой голос.

— Френк всегда с тобой советуется — ты должен знать.

— Не задавай так много вопросов! Не все, что я знаю нужно знать тебе, — раздраженно ответил обладатель пожилого голоса, которого назвали Олафом.

На этом разговор закончился и оба, молча, подъехали к дому.

Первая мысль Билла была уложить на месте обоих, но поразмыслив, он решил, что достаточно только молодого, а со стариком договориться: ведь не зря он сказал, что не по душе ему эта работа.

Младший, которого звали Фреди, остался на повозке, а старший тихо зашел в дом. Билл, подкравшись к повозке, прицелился. Тихим хлопком пистолета с глушителем прервалась жизнь неудачливого разбойника. Билл вышел на тропу войны, не дожидаясь появления Стива. В это время в жоме послышался детский плач и старческий голос, говорящий бедному ребенку, что, дескать, папа с мамой попросили его привезти Кетти к ним. В дверях появился Олаф, неся на руках барахтающуюся девочку.

На телеге вместо Фреди сидел Билл с пистолетом в руке, накинув на плечи плащ убитого бандита, на голову он надел только что прострелянную шляпу. Дав Олафу положить уже связанную малышку Кетти в телегу, он спокойно сказал:

— А теперь, дяденька, отойди на два шага назад, если не хочешь последовать за своим приятелем.

В лунном свете был хорошо виден пистолет, направленный на Олафа. Старику и раньше приходилось видеть подобную штуку в руках Френка Знал он и ее действие. Отойдя на два шага, как велел ему Билл, старый разбойник осторожно потянулся к ножу, висевшему на поясе. Еще один хлопок и Олаф схватился за прострелянное колено.

— Не надо шуток, дядя Олаф! Лучше расскажи, зачем Френку понадобились дети и где сейчас Стив.

Олаф глухо стонал, стоически перенося боль.

— Если не будешь отвечать, прострелю тебе второе колено и оставлю здесь подыхать.

— Где Стив не знаю. А дети Френку нужны, чтобы лесник стал посговорчивее.

— И о чем это сговариваться он хочет с отцом Стива и Кетти? — Билл, не сводя глаз лежащего на земле старика, развязывал Кетти.

— Откуда ты знаешь, как зовут детей? — спросил Олаф.

— Если я тебе, старик, расскажу, ты все равно не поверишь!

— Вы, похоже, знакомы с Френком и штука такая же стреляющая, как у вас… но только с грохотом, у него тоже есть, — говорил через боль Олаф. — Правда, уже много лет он не стреляет из нее — говорит, что какие-то патроны кончились.

— Старик, ты бредишь! Какие много лет? Я только вчера с ним виделся!

— Ну, нее! Парень, я с Френком неразлучный уже добрые двадцать лет! А вчера мы ехали с ним сюда из Йоркшира по одной дороге… Ты сам что-то путаешь! — сказал старый толстяк Олаф.

— А как ваш Френк выглядит? С сомнением спросил Билл.

— Ну, большой такой…

— И рыжие волосы? — перебил его Билл.

— Точно, были рыжими. Только сейчас уже побелели от седины.

— Выбрось нож и залазь на повозку — повезешь меня к вашему Френку, — распорядился Билл и уже спокойным голосом добавил, обращаясь к малышке Кетти. — Слазь с телеги, запрись дома и никому чужому не открывай. Скоро придет Стив, скажешь ему, что был Билл.

С этими словами он помог ей слезть с телеги, после чего помог старику с прострелянной ногой забраться на место возницы. Видимо, в темноте Билл не попал в колено Олафу и кости были целы, потому как охая он все же мог наступать на ногу.

— Перевяжи ногу, кровью истечешь, — с сочувствием сказал, по своей природе добрый, Билл.

— Что ты собираешься делать? — делая тугую повязку, спросил Олаф.

— Когда мы будем у Френка? — не обращая внимания на вопрос, спросил Билл.

— На рассвете, если сейчас выедем.

По истечении двух часов, телега с ехавшими на ней Биллом и Олафом подъезжала к заброшенной избушке у подножия скалы. Недоезжая метров триста до места назначения, Олаф остановил лошадей и обратился к Биллу:

— Френк в последнее время уже почти отошел от дел. Тем более, что живет в четырех днях пути от наших мест, — датчанин остановился и посмотрел на Билла. — Я всегда любил детей: они для меня единственное святое, что у меня осталось…

Билл, не понимая к чему клонит старый Олаф, молча смотрел на него.

 

  — Я к старости устал от разбоя и хотел бы спокойно дожить свой век, — продолжал Олаф, — тем более, что средств у меня достаточно… Те молодые ребята, что сейчас с Френком, полны иллюзий о романтике жизни наполненной приключениями — это уже не для меня! Я не хочу чтобы они сегодня погибли из-за глупых фантазий Френка Лесник жил тихо и никому не мешал, больших денег у него быть не может. Не пойму зачем весь этот сыр-бор. — Олаф замолчал и отпустил тугую повязку на ноге, горячая кровь восстановила вновь циркуляцию в затекшей конечности, а с ней возобновилась и боль. Поморщившись старик продолжил:

 

  — Я хочу сохранить жизнь этим ребятам, — Олаф неопределенно махнул рукой в сторону видневшейся в предрассветной мгле хижины.

 

  — И как ты себе это представляешь? — Билл с недоверием посмотрел на говорящего.

  — Я скажу, что ты мой дальний родственник и хочешь войти в банду, мне поверят! А ты поможешь своим друзьям сбежать и потом еще какое-то время побудешь в банде, чтобы не вызывать подозрений. — Олаф с надеждой смотрел на Билла.

 

  — Предложение хорошее, но только так не выйдет: Френк меня хорошо знает. Я работал у него водителем, то есть кучером. — поправился Билл, видя недоуменный взгляд старика.

 

  — Этого не может быть! Я же тебе говорил, что знаю Френка уже двадцать лет… И он не многим младше меня!

 

  — Что-нибудь придумаем, — ответил Билл, у которого возник собственный план. И он вкратце ознакомил с ним Олафа.

План был очень прост: на случай, если главарем банды оказывается тот самый Френк, которого знает Билл, то он в него сразу стреляет. В противном случае — действуют по плану Олафа.

Подъехав ближе, они сошли с телеги и направились к дому. Стояло раннее утро и все его обитатели, кроме сторожа и узников, крепко спали.

 

  — Кто это с тобой, Олаф? И куда подевался Фреди? — спросил удивительно бодрым голосом добродушного вида парень, наивное и добродушное лицо которого совсем не вязалось с образом грозного разбойника, коим он так хотел быть.

Билл из предосторожности шел позади Олафа и под плащом держал пистолет.

 

В доме лесника мы никого не застали и я отправил его на поиски детей, — прихрамывая ответил Олаф и продолжил, увидев брошенный взгляд на его окровавленную ногу. — Попал в капкан-ловушку возле дома. Я слышал, что лесник мастак на такие штучки, к Критический момент миновал — Олаф не выдал Била. — А Билла встретил по дороге. Это мой родственник, приехал из Дании и хочет быть с нами.

 

  — Это Френку решать, — ответил парень, пристально рассматривая Билла. — А почему на нем плащ Фреди? — молодой упивался своей значимостью и хотел показать старому и бывалому Олафу из приближения Френка, как он старательно выполняет возложенную на него работу охранника.

 

  — Он дал ему чтобы не порвать об сучья. — Этот разговор уже начинал Биллу действовать на нервы. Рядом стоял сарай с узниками (больше их спрятать было негде!), все члены банды спали — к чему этот спектакль? Билл с улыбкой подошел к назойливому стражу и как-раз собирался огреть его рукояткой пистолета по голове, как за спиной у него раздался голос:

 

  — Эй, Мартин! С кем ты там разговариваешь? — на пороге дома стоял заспанный Френк. — А-а-а, это ты Фреди. Детей привезли? — приняв по плащу Била за Фреди, которого плохо знал, спросил он.

Вместо Билла ответил Олаф, повторив историю, рассказанную Мартину.

Билл смотрел на Френка и не верил своим глазам. Перед ним стоял его босс, но постаревший и с изуродованным лицом.

Времени на раздумья не оставалось. Ждать пока Френк вспомнит и узнает его, явно, не стоит. Уложив Мартина ударом по голове, Билл направил пистолет на Френка Ничего не понимающий Френк уставился на пистолет, потом медленно поднял глаза на лицо Билла. По тому, как побледнел бывший мафиози Билл понял: его узнали.

 

  — Если не ошибаюсь — это ты, Билл? — терять сознание, как при встрече с Димой, Френк, видимо, не собирался.

 

  — Вперед иди и тихо, — вместо ответа услышал он голос своего бывшего водителя. — Открой сарай и поменяйся местами со своими узниками. Не пойму только, босс, почему вы так сильно постарели? — говоря это Билл повернулся к Олафу спиной, за что тут же и поплатился. Усыпив бдительность и воспользовавшись моментом, старый Олаф бросился на него сзади. Но возраст и прострелянная нога помешали выполнить задуманное. Вместо того, чтобы вцепиться в горло Биллу и свернуть ему шею, Олаф смог только сбить парня с ног. Но этого оказалось достаточно чтобы Френк с рычанием дикого зверя навалился на Билла сверху…

Выбежавшие на шум возни люди Френка помогли связать и перетащить в сарай обезоруженного Билла. Теперь пришло время удивляться Диме Смиту, когда в избитом и связанном парне он узнал водителя Френка Дождавшись пока закроются двери за их похитителями, Дима развязал Билла.

 

  — А вы, мистер Смит, не изменились, — первое, что сказал придя в себя Билл. — А Френк выглядит стариком и морда вся перекошена будто по ней проехал грузовик…

 

  — Это не грузовик, а удар прикладом арбалета, — спокойно ответила Гертруда, вытирая кровь с разбитого лица парня.

 

  — Вы и его знаете, мем? — Билл первым задал вопрос, уже готовый сорваться с уст Димы и Дика.

 

  — Да! — задумчиво ответила Гертруда. — Я даже когда-то его вылечила… Правду говорила мне бабушка, что наши с ним пути еще пересекутся и чтобы я его опасалась…

И Гертруда рассказала о том, как живя с бабушкой знахаркой на болоте, она помогала его лечить.

 

  — Кто-нибудь мне может объяснить, как произошло, что я видел Френка три дня назад, а вы его знаете уже добрых двадцать лет? — спросил Бил.

 

  — По всей видимости, Френк в момент переноса сбил дату моего перемещения. — ответил Дима. — Но вы-то как сюда попали?

 

  — С помощью Стива.

Поистине утро приносило все новые и новые удивления — настала очередь рассказывать Биллу.

 

  — Так вы, Билл, говорите, что видели Стива в лесу уже после вашего появления здесь, то есть в этом времени? — потеряв память, Дик не потерял способности к логическому мышлению. — И он был одет не так, как в вашем времени? Любопытнейшая штучка получается! — Дик задумался.

 

  — Тут есть два варианта, — продолжил он через минуту. — Первый, что-то помешало Стиву отправиться сразу за вами; второй, отправляя вас он ошибся на один день в дате. Что мало вероятно, зная его педантичность…

 

  — Скажите, какое сегодня число? — оживился вдруг Дима. — Ну, дата какая?

 

  — 25-е мая, — ответила за всех Гертруда.

  — Вот — вот, я так и думал! А у нас сегодня 7-е июня! — Дима хлопнул себя по лбу, — у нас разные календари! У вас Юлианский, а у нас Григорианский — разница в тринадцать дней! Но эта разница набежала позже, через почти тысячу лет — это первое; а второе — неточность считывания информации при различных дифференциалах расчета. Мое время выставлялось на вашей машине по моему пульту, используя ваш метод исчисления и ваш календарь. Поэтому в моем времени события были сразу один за другим, а здесь прошло две недели!

 

  — Вы хотите сказать, — вступил в разговор Дик, — что Билл перенесся сюда раньше, чем Стив отсюда отправился?

 

  — Это мы можем проверить очень просто,- наконец и Билл начал соображать во всей этой временной путанице, — скажите, когда вас похитили?

 

  — Вчера вечером! — хором ответили его товарищи.

 

  — Значит я видел Стива, который возвращался домой, чтобы совершить перенос в мое время. Теперь понятно почему защитное поле в начале было сильным, а потом ослабло.

 

   — Вы хотите сказать, что я вчера включал защитное поле, а теперь его нет? И в доме моя восьмилетняя дочь! — с ужасом добавил Дик.

В голове у Дика проплыли воспоминания… От всех потрясений сегодняшнего утра и при упоминании о детях память к нему вернулась.

 

  — Нам срочно нужно отсюда выбираться. — Дик с трудом встал — боль в груди заставила его скривиться.

 

  — Мистер Дик!..

 

  — Называйте меня просто Дик!

 

  — Дик, — продолжал Билл, — Френк теперь вооружен двумя моими пистолетами и помповым ружьем новейшей конструкции.

 

  — Не переживайте. Это все детский лепет по сравнению с вот этим, — с улыбкой сказал Дик, доставая из кармана маленький блестящий предмет. — Бил, вы лошадей распрягали?

 

  — Нет, так и остались стоять во дворе.

 

  — Это хорошо! Будем надеяться, что они стоят на том же месте. А теперь отойдите подальше от двери, — сказал Дик и направил бластер на закрытую дверь.

Вырвавшийся тонкий луч выжег в ней огромную дыру, но абсолютно бесшумно.

 

  — А теперь за мной! — еще две минуты назад беспомощный и едва стоящий на ногах Дик был сейчас полон сил и энергии.

Оказавшись на дворе, он повторил процедуру, но уже с домом, предварительно увеличив мощность бластера. И сарай, и остатки дома были объяты огнем, когда наши друзья вскочили на телегу. Учуяв хозяина, лошадь рванулась вперед,подгоняемая криками людей, ехавших в телеге.

  «Почему нет погони? Неужели все погибли?» — думал Дик, подъезжая к дому. День близился к закату, когда наши друзья заехали во двор Дика, предварительно забрав припрятанные Биллом сумки, содержимое которых могло быть всем очень даже кстати.

 

  — Что в этом контейнере? — поинтересовались Дик с Димой еще во дворе.

 

  — Радий. Стив говорил, что для вашего генератора энергии необходимы радиоактивные вещества. — Пожав плечами ответил Билл.

 

  — Прекрасно! У нас опять будет защитное поле, — обрадовался Дик.

Но в доме их ждало разочарование. Кетти нигде не было! Выломанные двери свидетельствовали о том, что девочка покинула дом не по своей воли. Пока все бегали по просторному дому и искали Кетти в надежде, что ребенок где-то запрятался, Дик спустился в подвал и через пол-час защитное поле снова включилось. К числу вхожих в него добавился и Билл.

Неожиданно в лесу раздались выстрелы.

 

  — Это полицейский 45-й калибр, — с удивлением отметил Билл, — его звук я ни с чем не спутаю!

В это время в дом вбежал запыхавшийся Стив. Одежда на нем была разорвана, а с плеча по руке стекала кровь. Гертруда прижала к груди сына, а в это время он увидел и всех остальных.

 

  -Не бойся! Френк уже сюда не зайдет, — Дик осматривал его левое плечо. — Царапина! Это Френк стрелял? Кетти у него?

 

  — Нет, не Френк… А где Кетти? — с ужасом спросил Стив, оглядываясь по сторонам.

В лесу опять раздались выстрелы, но к 45-му добавились глухие хлопки шот-гана «Реллингтон». Билл и Дима переглянулись: « А у нас тут много гостей, прямо, как на вокзале! — постарался пошутить Билл.

 

  — Там сержант Сара Вапмен. — сказал Стив, показывая рукой в строну выстрелов.

 

  — Кто бы она ни была, но нам необходимо найти Кетти Идемте — внутри поля нам нечего бояться. Гертруда, останься дома! — добавил Дик, видя, что жена направляется вместе со всеми в лес.

 

  — Стоять! Ни с места! Вы все арестованы! — первым услышал, идущий впереди Дик визгливый, задыхающийся голос.

Вся группа находилась внутри защитного поля, но у самой его границы. В десяти метрах от Дика стояло что-то очень напоминающее человека, но абсолютно черное. Это черное направляло на Дика револьвер и было одето в черный брючный костюм с металлической бляхой на груди. Композицию дополняли такие же черное и кучерявые волосы, торчащие во все стороны. Фигура странного, по-мнению Дика, субъекта напоминала женскую.

 

  — Но почему она так почернела? — тихо сам с собой проговорил Дик.

 

  — Кто вы? — громко спросил он.

 

  — Офицер полиции сержант Вапмен!

 

  — И что вы здесь делаете и как сюда попали? — не обращая внимания на направленный на него пистолет спокойно спросил Дик. — Я никогда не видел таких черных, как вы, — откровенно смущенно добавил он.

 

  -Пусть мне объяснит вон тот мальчишка, что тут происходит… и почему исчезла… Куда делась нижняя половина моего напарника? — переходя на крик, закончила фразу афро-американка. Хотя в ее случае точнее было бы сказать афро-англичанка.

 

  — Если вы уберете оружие, которое нам все равно не может причинить вреда, то мы ответим на большую часть ваших вопросов. — подражая интонации отца, ответил Стив. Как бы проверяя правдивость его слов, офицер полиции, нарушая устав, выстрелила в него… Пуля пролетев несколько метров повисла в воздухе. Даже не отскочила, не упала, а просто остановилась и повисла.        Полицейская с изумлением смотрела на результат своей стрельбы.

 

  — Она упадет, когда я уберу защитное поле.

 

 — Куда я попала? — в растерянности спросила девушка, с подозрением рассматривая стоящих перед нею людей.

 

  — В 1082 год, — ответил Дик, выходя из-за дерева с крупнокалиберным пулеметом, лежащим у него на плече, вид которого, ну абсолютно, не вязался с ответом на вопрос.

  Появившийся следом за ним Билл; как чемоданчик держащий в левой руке базуки, а в правой его любимую «берету», дополнил картину.

  — Мы слышали кроме ваших выстрелов еще выстрелы помпового ружья. Это в вас стреляли? — с видом человека, интересующегося погодой, спросил Дима.

Негритянка кивнула головой. Все происходящее ей напоминало сон и очень хотелось проснуться.

В это время веревка с камнем на конце обвилась вокруг ее ног и чьи-то сильные руки, потянув с невероятной силой за другой конец веревки, потащили бедную девушку в кусты, где она и скрылась.

 

  — Дик, — раздался голос Френка, — у меня твоя дочь и эта аппетитная шоколадка. Ты должен выполнить мои условия. А ты, Дима ответить на несколько вопросов.

 

  — Задавай вопросы, — Дима всматривался в темноту леса, пытаясь увидеть Френка.

 

  — Нет, разговаривать мы будем здесь — за границей этого чертова поля! — в кустах послышалась возня и к дереву, где перед тем стояла Сара, полетели предметы ее обмундирования. — Если вы с Диком через пол-минуты не выйдете, то следующим полетит ее кучерявая голова! И не забудьте прихватить все ваше оружие и без глупостей! Напоминаю, у меня ваша девчонка!

 

  — Хорошо , мы согласны! — за двоих ответил Дик. Выйдя за границу, укрывавшего их поля, мужчины бросили оружие у своих ног.

 

  — А теперь медленно подходите ко мне, — продолжал Френк, — и сядьте на землю.

Ничего не оставалось, как подчиниться и этому указанию.

 

  — Дима! Как ты думаешь, откуда здесь взялась эта легавая?

 

  — Думаю, она попала сюда так же, как и мы с тобой…

 

  — И тоже выбрала это идиотское время?

 

  — Спроси у нее сам, — Дима машинально повел плечами.

 

  — Незачем — я и так знаю: сам она бы ни за что не разобралась и, тем более, не попала в твой подвал. Вывод: она кого-то преследовала и я даже догадываюсь кого. Может ответишь?

 

  — Меня. — коротко ответил Стив, оставаясь в укрытии.

 

  — Верно! Я видел, как она гналась за тобой по лесу. А теперь последний вопрос: и чем же ты ей так насолил, Стив, в этом долбанном лесу? А? Отвечаю сам — в лесу ничем! Просто он побывал в ее времени! А вот это уже значит, что у Дика здесь тоже имеется машина времени! И я хочу! Слышите? Я хочу ею воспользоваться! Скажем, в обмен на твою дочь…

Сюдя по тому, что Френк не потребовал у Дика бластер, он еще не был в своей лесной резиденции и не знал о том, как его пленникам удалось оттуда сбежать.

 

  — Ладно, я отправлю тебя в любое время, которое захочешь, только сначала отдай дочь!

 

  — Нет! Сначала отправляешь, а потом получаешь.

 

  — А какие гарантии, что ты мне ее отдашь?

 

  — А никаких! — нагло рассмеялся Френк. — Ты ее получишь когда я вернусь!

 

  — И каким образом ты собираешься вернуться?

 

  — Дима Смит отправляется со мной и он же мне и сделает еще одну такую штуку. Для тебя пройдет только одна минута и я вернусь опять. После чего получишь свою дочь!

Ситуация выходила из под контроля. Если даже удастся прикончить рыжего сейчас, то где гарантия, что его дружки не причинят вред ребенку?

— Я хочу увидеть Кетти и немедленно! — твердо сказал Дик.

Его голос стал жестким и ровным.

— Ты сейчас приведешь ее ко мне, — продолжал он, — тебе этого очень хочется. Ты не можешь устоять перед этим твоим желанием…

Дик все говорил и говорил, медленно вставая с земли и направляясь в сторону Френка. После травмы и амнезии ему стало трудно сосредотачиваться и эффект от гипноза ослаб. Однако не теряя надежды, отец продолжал бороться за спасение своего ребенка. Подойдя почти вплотную к Френку, он увидел четырех спящих мужчин и полураздетую негритянку. Она тоже спала! Но малышки Кетти с ними не было…

— Ребята! Можете выходить, — обратился к своим друзьям Дик, уже совершенно другим, обычным голосом.

Все четверо мужчин, продолжая находиться в состоянии глубокого гипноза, но с открытыми глазами, как сомнамбулу шли в направлении города; за ними следовали наши друзья. Уже одетая Сара Вапмен шла сама к дому Дика. Придя в дои она пристегнулась наручниками к кровати и легла. Если бы не наручники, можно было бы подумать, что женщина просто зашла в дом и захотела прилечь отдохнуть после тяжелого дня. Дик мог, конечно, избежать всех этих предосторожностей но его больше занимала судьба дочери, а не коррекция поведения неугомонной полициантки. «В конце-концов ею можно будет заняться и позже», — решил он.

Пока мисс Вапмен, выполняя данные ей установки, добровольно застегивала на себе браслеты, странная процессия входила в город. Получив мзду за вход, стражники охотно пропустили «гостей города», и четыре разбойника в состоянии сомнамбул проследовали в сторону уже известного нам трактира с веселым» названием «Три покойника». Следом за ними неотступно шли наши друзья.

Толпы пьяного сброда, как всегда, наполняли внутренности этого злачного заведения. «Счет на покойников» пока еще не успел начаться, и завсегдатаи заведения, зевая от скуки, доходили до кондиции. Загляни сюда свежий человек с улицы, он сразу обратит внимание, что «состояние кондиции» они получили еще утром, обильно опохмелившись после вчерашних возлияний. Но это было бы его личное мнение, которое не разделил бы ни один из присутствующих пьяниц. Теория, что «чем больше пьешь, тем трезвее себе кажешься» подтверждалась здесь каждый день. Бог научил людей обрабатывать виноград и делать из него вино, но, к сожалению не научил его пить! Он, Творец, скромно наказал соблюдать во всем меру! Даже передал бестолковому народу «Десять заповедей». Ну и что оно им дало? «Кто в своей жизни ни разу не согрешил?» — спросил Иисус… Но ему никто не ответил тогда, и никто, если быть честным, не ответит утвердительно и сегодня…Шумная пьяная компания, до отказа заполнившая помещение трактира, своим видом доказывала, что умеренность в вине и в эле им не присуща!

Как всегда в пьяной компании начинаются споры и выяснения: кто лучше что-то умеет делать или, что чаще, кто кого и когда обидел. Не была исключением и группа, сидящая в углу большой залы возле камина. Больше всего в ней привлекали внимание двое: лысеющий старик и толстячок лет двадцати-двадцати пяти — они собирались мерятся силой на руках.

 

— Джеффи, перестань — ты уже стар! Джонни тебя положит. — подзадоривая весьма подпитого старика, кричали окружающие.

 

— Вы, идиоты! — у меня нога хромает, а руки у меня здоровые! — Все больше запаляясь, кричал Джеффи-хромой.

Хитрые свиные глазки Джонни алчно смотрели на лежащие на столе монеты, которые являлись ставкой в их споре. Под его курткой играли тугие, молодые бицепсы. Проигрывать он не собирался, а только ждал пока старый пьяница перестанет хвастаться и поставит руку на стол.
В ту минуту, когда Хромой и Джонни сцепились руками и жилы на их шеях напряглись, из-за спины Джеффи протянулась рука и резким движением уложила обе руки соревнующихся в пользу Джеффи. Сталось вопиющее нарушение всех правил поединка — окружавшая стол толпа зевак расступилась, Джонни вскочил и потянулся к ножу, но увидев страшно изуродованное лицо нарушителя правил, отшатнулся назад.

 «Рыжий здесь! Сам Рыжий пришел!» — раздавалось со всех сторон. Будто ничего не замечая рыжий взял Джеффи за плечо: «Иди за мной, — голосом, как во сне сказал он. При виде своего патрона Хромой встал и,забыв про лежащие на столе деньги, вышел на улицу вместе с Френком.

Впервые за долгое время в трактире воцарилась тишина — почти все присутствующие знали о рыжем разбойнике, промышлявшем а их округе много лет назад и периодически слышали о его деяниях после Слухи обрастали невероятными историями о его жестокости и чудесной возможности убивать людей на расстоянии и без всякого оружия. Другие утверждали, что он справедливый и «помогает обиженным»…

Выйдя на улицу Джеффи с изумлением увидел всю шайку разбойников в сопровождении лесника и двух незнакомых ему людей.

 

Иди к трактирщику и скажи, чтобы привел девчонку, — тем же голосом приказал ему Френк. Протрезвевший Хромой хотел было ему что-то возразить, но Дик, взглянув на него ,металлическим голосом произнес: «Иди выполняй!» Повернувшись Джеффи медленно , но уже не покачиваясь зашел в трактир.

Вскоре появившаяся в сопровождении трактирщика и Джеффи, Кетти бросилась на шею к отцу и разрыдалась. На глазах у Дика появились слезы. Трактирщик тупо мялся на месте, переступая с ноги на ногу — появление самого рыжего и произошедшее после настораживало и пугало его. Он давно вел дела с Рыжим, но первый раз они встретились при людно. На всякий случай старый жулик наклонился и, подобострастно смотря снизу вверх, спросил: «Что угодно еще. сер?»

Френк стоял не замечая его и просто смотрел перед собой вдаль улицы. Аналогично выглядели и его спутники.

 

— А теперь вы все разойдетесь по домам, ляжете спать и, проснувшись утром, навсегда забудете происшедшее последней недели.

Все как по команде, развернулись и пошли в разные стороны. Дима с Биллом, повернув в направлении дороги ведущей в лес, медленно гуськом направились к дому… Дику пришлось догнать их и вывести из состояния гипноза, в который от волнения он так неосторожно их ввел.

— Почему, Дик, вы не убрали все воспоминания у Френка? Пройдет время и он опять может захотеть встречи с вами. — резонно спросил Дима.

— Я тоже так думаю, — поддержал его Дима. который как и Дима не помнил дорогу от трактира до городских ворот.

— События последних суток вконец измотали меня, а для такой обработки их мозга я сейчас я не имею сил. — Дик одной рукой нес Кетти, а другой протер виски, по которым струился пот.

Только сейчас он почувствовал опять боль в груди. «Пока мы не дома , расслабляться нельзя!» — подумал он и боль прошла…

Их на краю леса с нетерпением ждали Гертруда и Стив, которые к тому времени уже успели приготовить ужин и наладить выбитую дверь.

Когда. все уселись за стол, уставленный простой, но изумительно пахнувшей, едой, Гертруда вопросительно посмотрела на спящую в кровати негритянку. «Хоть и черная,но, видимо, тоже проголодалась, бедняжка,» — по-матерински подумала она, никогда раньше не видавшая людей черной расы.

— Я хочу, чтобы сначала Стив рассказал мне спокойно о своих приключениях, да и Билл тоже. — попросил дик, к которому вернулось его умение читать мысли.

— А, что отец, мы будем делать с ней? — после подробного рассказа спросил Стив, указывая кивком головы на спящую Сару? — ведь ее нельзя показывать людям! Я там видел много таких людей — они ничем не хуже нас, но здесь… — Стив сделал паузу и посмотрел на отца. — Билл объяснял мне, что на земле есть белые, черные и даже желтые люди. В их времени… — Стив запнулся, вспомнив телепередачи, увиденные им в доме у Билла. — В их времени люди хотят наоборот чем-то отличаться один от другого. Там ужасно интересно! Уверен, отец, тебе бы там понравилось!

— Ты не видел Рию!.. — задумчиво произнес Дик.

После сытного ужина, наслаждаясь изумительно душистым чаем — заваривать чай из трав Гертруда была большая мастерица — мужчины вернулись к обсуждению вопроса о дальнейшей судьбе Сары Вапмен.

— Думаю, лучше всего спросить ее саму, — высказал свое мнение самый демократичный из присутствующих Дима, с чем все и согласились.

Дик отстегнул наручники, а Билл пристегнул их к поясу спящей. Ему часто приходилось за свою бурную жизнь «испытывать на себе» их действие, поэтому он хорошо знал где их носят копы.

Сара открыла глаза и удивленно уставилась на сидящих за столом людей.

— Когда тот мерзавец снял с вас костюм, вы потеряли сознание. Моя жена выстирала его — он был весь в крови — и вы, если хотите, можете переодеться. Хотя считаю, что в платье Гертруды вам на много лучше.

— Что вы со мной сделали? — спросила она и почему-то прикрылась одеялом.

— Пока мужчины разбирались с теми бандитами, мы со Стивом перенесли тебя сюда, — солгала Гертруда, чтобы не рассказывать о гипнозе, — а потом я надела на тебя свое платье. Вид женщины, говорящей тихим спокойным голосом, несколько успокоил Сару.

— Кто вы? И где я? — все еще продолжая прикрываться одеялом, спросила она.

 

На этот вопрос мы вам ответили в лесу. — вмешался хозяин дома. — И, вообще, хватит сидеть перепугано на кровати. Вы явно голодны — присаживайтесь к столу и будьте моей гостьей.

С опаской Сара посмотрела на стол, в изобилии заставленный едой, сглотнув слюну, она повиновалась. «Куда подевалась отважная полицейская, занимающаяся мужской работой?» — подумал Стив, глядя, как она с аппетитом уплетает жаренного цыпленка.

 

— Ой, как вкусно — в жизни не ела ничего вкуснее! — как ребенок, с полным ртом сказала сержант Сара Вапмен.

Мужчины дружно рассмеялись. После нервного дня всем требовалась разрядка и, бесстрашная и грозная еще сегодня утром, Сара не оказалась исключением. Смех заразителен, а тем более нервный смех: слезы текли по щекам, руки хватались за животы, а ноги стучали по полу. И. как на море, волна за волной накатываются на берег и, отбегая назад, затягивают в пучину, волны смеха перекатывались от одного к другому, затихая и снова набирая силу. Дольше всех держалась Гертруда, но и она не выдержала — прикрыв уголком фартука рот, она содрогалась от смеха.

«Я много раз видел, как смеются люди: на улице, на концерте, в доме, прочитав смешную историю или услышав удачную шутку, анекдот — от чего угодно! Но этот смех вызывается тем, что несет в себе заряд юмора. Как камертон при настройке рояля реагирует на определенную частоту звуковых колебаний, так и хороший юмор (в любом его виде!) вызывает отголосок в душе, настроенной у каждого человека на свою волну. Чем шире и чище душа у человека, тем шире диапазон частот, откликающихся на шутку, анекдот или веселое изображение — будь то рисунок или игра актера. Так называемый «полет души» часто зависит от «полета мысли», который в свою очередь определяется часто-густо уровнем интеллекта индивидуума. У души плоской и примитивной причина, вызывающая смех, становится плоской (двухмерной) и вульгарный.» — все это мог бы сказать Дима имей он силу прекратить смех, который ничего общего с вышесказанным не имел. Люди смеялись просто от удовольствия, просто потому, что закончился тяжелый день.

Этот смех был также похож на порыв ветра, на ураган все сметающий на своем пути и все подчиняющий своим законам; на снежную лавину, начинающуюся от неосторожного слабого хлопка или сорвавшейся сосульки, а в конце уже сотни тонн нега неудержимо несутся вниз, сметая и сокрушая все га своем пути!

Энтропия стремится к максимуму! Это одна из формулировок второго закона термодинамики. Энтропия — это мера беспорядка и она всегда возрастает! Именно поэтому и невозможен вечный двигатель. А мире ничего нет вечного!

Точно так же вечно не мог продолжаться этот истерический смех: резко начавшись, он резко закончился… В наступившей тишине Дик держался за грудь — любой смех не для травмированной грудной клетки; остальные держались за животы — плотный ужин не наилучшее вступление для любителей посмеяться!

— Я давно так не смеялась, — вытирая потекшую тушь, проговорила гостья.

— Смею признаться, я тоже. А теперь разрешите представиться. Дима Смит! — Дима встал и галантно кивнул головой. — Это из моего дома вас сюда забросило.

— А! Так это вы, а я потому туда и направилась, что подозревала Стива в причастности к вашему исчезновению. Тем более, что о себе он рассказывал историю дивную из фильма и, вообще, вел себя весьма странно…

— Вот интересно, а как бы вы себя вели попади на тысячу лет вперед? — вступился отец за сына.

— Во всяком случае постаралась бы не попадать в полицию… — с вызовом ответила Сара, а потом с удивлением. — Но при чем тут «на тысячу лет»? И зачем он привез меня в лес? — девушка вспомнила о своем напарнике Семе и ее лицо посерело. — Я бы хотела получить от вас объяснения.

— Извольте! Вы слышали когда-нибудь о, так называемых, машинах времени? — взял на себя миссию отвечать на вопросы Дима, девушка ему явно понравилась.

— Да, я люблю фантастику. — сержант теряла терпение.

— Ну, тогда считайте себя героиней фантастического романа. Вы волею случая и из-за своей, если хотите, излишней старательности перенеслись на тысячу лет назад. Сейчас седьмое… о-о нет, уже восьмое июня 1082 года.

Сара с недоверием посмотрела на лица сидящих за столом мужчин, стараясь разглядеть хоть малейшие признаки шутки или розыгрыша — вдруг кто-то хихикнет или улыбнется. Но все сохраняли абсолютно серьезные лица без тени улыбки и кивали ей головами.

 

— Перестань, пожалуйста! Я видела у вас современное оружие…

 

  — А мы сейчас видим перед собой девушку, которая еще не родилась и появится на свет через тысячу лет. Если точнее, то тысяча минус ваш возраст. Но она сейчас сидит перед нами, — вступил в разговор Дик. — Кстати, меня зовут Дик, А это Билл, прибывший сюда по нашему календарю на один день раньше, а по вашему на все время от начала знакомства с моим сыном…

Далее Дик рассказал о похищении его семьи бывшим мафиози Френком Магони и том зачем Стив отправлялся во время Сары Вапмен.

 

  — Так этот тип в лесу и был Френк Магони? Я видела его фотографии и на них он значительно моложе и без уродливого шрама на лице.

 

  — А я его тридцатилетнего пять дней назад вез машиной. Он был моим босом,   — Билл достал из кармана сигареты и с удовольствием закурил.

Хозяин жилья молча встал и достал из шкафчика коробку с сигарами:

 

  — Угощайтесь! Собственного изготовления.

Помещение наполнилось табачным дымом.

 

  — Дик, я давно, то есть уже третью неделю собираюсь спросить: «Откуда у вас табак? Колумб открыл Америку через 407 лет. У нас в Англии табак не растет.

 

 — Тот континент вы называете Америкой, — продолжая курить, полу-вопросительно или полу-утвердительно ответил Дик.

В воцарившейся тишине слышалось только шипение сигар.

 

 — До того,как потерпеть здесь аварию, я несколько лет занимался исследованиями вашей планеты. И, конечно же побывал в, как вы называете, Америке, где я и попробовал впервые закурить… Кстати, при специальной обработке табак великолепно растет и в Англии.

 

  — Вы хотите сказать, что Англия в ХI веке уже знала о существовании Америки и отправляла туда научные экспедиции? — время удивляться еще не закончилось — Билл с недоверием рассматривал сигару, на которой не было ни единого значка указывающего на принадлежность к какому-нибудь производителю.

 

  — Вы ищете сигарное колечко? Его там быть не может… А про Америку… про Америку я вам расскажу несколько позже. Уже поздний час и я предлагаю всем отправиться спать.

 

  — Согласна, что утро лучше вечера, но есть одно обстоятельство, точнее дело, которое необходимо сделать сейчас, — решительно заявила мисс Вапмен.

Дима и Дик после ночи, проведенной в сарае, валились с ног Билл со Стивом тоже были не в лучшем состоянии, поэтому начинать какое-либо дело сегодня им абсолютно не хотелось.

— Ну давайте говорите быстрее и спать, — в голосе Дика вдруг зазвучало раздражение.

— Я хотела сказать о Семе…

— С вами был еще Сем? — казалось, что нервы Дика не выдержат еще одного гостя.

— Да, со мной был еще и мой напарник Сем.

— Мне показалось из ваших слов, что он погиб при переносе…

— Я спрашивала: «куда делась его нижняя половина?»

— Продолжайте.

— Все произошло так быстро — в лесу я погналась за Стивом, не соображая что происходит…

— По-моему вы сейчас не соображаете, что нам нужен отдых. Это все можно будет рассказать завтра, — не выдержал Дима. — Надеюсь, что вы не собираетесь предъявлять нам претензии или устраивать пышные похороны вашему товарищу или тому, что от него осталось.

— Про то, что осталось я и хотела сказать. Когда я пришла в себя после переноса, он был еще жив. У него отсутствовала нижняя половина, но крови не было. Он даже успел мне сказать что чувствует свои ноги, но не видит их. Очень вас прошу, давайте сходим на то место. У меня такое чувство, что он жив!

— Девушка, даже если он и был жив, то за столько времени уже бы давно скончался. — Дик говорил спокойно. — Хотя я с вами согласен, его тело необходимо похоронить по-человечески. Но поверьте мне, после стрельбы, устроенной вечером, никакое зверье не потревожит его останков. Мы сможем забрать их утром.

— Я только хотела, чтобы вы позволили мне отправиться туда самой. — Сара почти с мольбой смотрела на Дика.

— Отец, позволь я с ней пойду, — вмешался Стив, — в какой-то мере я причастен к его гибели. Мы с Биллом взяли прибор ночного видения, с его помощью видно, как днем. Я возьму из конюшни Сюзанку и на ней привезу останки бедняги Сема.

— Я тоже могу пойти с ними, — отозвался Билл, которому давно приглянулась симпатичная негритянка.

Дику ничего не оставалось, как согласиться.

Подходя к «поляне перемещений,» а точнее к тому месту, где в последствии будет стоять дом Димы Смита, идущие услышали звуки тяжелого дыхания, шедшие из кустов, и вслед за этим в лунном свете появилось странное существо, ползущее по земле. Крик ужаса готов был вырваться из груди Сары, когда оно само крикнуло:

— Эй! Есть здесь кто-нибудь? Когда же закончится этот кошмарный сон?

— Сем? — единственное, что смогла из себя выдавить напуганная девушка.

— Я, черт подери! А кто же еще? Ты зачем меня бросила? Я страшно замерз а ноги, но при этом я их не вижу и руками не могу нащупать… Чертовщина какая-то!

Не только на умершего, но и на умирающего Сем совершенно не был похож. Подтягиваясь на руках Сему даже удалось сесть. Если это можно так назвать — вид был ужасный, выглядело будто его кто-то по пояс закопал в землю. А увидев стоящего Стива, он вдруг вспомнил, что является полицейским — его правая рука дернулась к поясу, где когда-то в кобуре висел пистолет, но вместо этого ткнулась в ребра, ниже которых ничего не было. Видимо, не понимая комизма ситуации, Сем обратился к Саре:

— Что ты смотришь? Немедленно арестуй негодяя за взлом чужого дома и нарушение прав частной собственности!

При этих словах он оторвал верхнюю часть своего туловища, а вернее всей фигуры, и быстро передвигая руками, как ногами, направился к Стиву.

— Вы имеете право хранить молчание… — он опять начал зачитывать парню его права, пытаясь схватить, как и в подвале, Стива за ноги.

Но каждый раз отрывая руки от земли, он терял равновесие и падал на бок. Как только сержант Сара Вапмен увидела бег на руках верхней половины своего напарника, ей стало дурно и, потеряв сознание, она медленно съехала спиной по дереву.

— Сара, …! Дай мне наручники и я арестую этого мерзавца, — не унимался Сем, безрезультатно пытаясь ухватить неподвижно стоящего Стива. От ужаса увиденной сцены стоящие рядом не могли пошевелиться. Билл первым вышел из оцепенения:

— Парень! Тебе нужна помощь. Перестань дергаться и успокойся. Мы сейчас перевезем тебя… нет, вас с Сарой в дом, — поправился он, посмотрев на лежащую в глубоком обмороке Сару.

Но бедняга лишился разума и на никакие уговоры не реагировал — пришлось применить силу: связать и попытаться взгромоздить его на лошадь. Что, надо отметить, тоже оказалось не просто сделать. Как вы понимаете, вторая половина, которая должна бы служить противовесом у нормального человека, у него странным образом отсутствовала. В результате отказались от этой затеи и понесли его на наспех сооруженных носилках. Сару Билл вызвался нести на руках, но пройдя несколько метров по ночной тропинке в лесу, ему пришлось отказаться от этой затеи, так как девушка пришла в себя и сама могла продолжать путь. С сожалением тот поставил ее на ноги.

В течение следующих нескольких дней наши друзья занимались восстановлением сил и активным отдыхом. Сем продолжал буйствовать в своем желании всех арестовать и его пришлось изолировать. Гертруда поила беднягу всякими зельями и говорила, что разум должен к нему вернуться, но необходимо, чтобы Дик «поработал с его мозгами».

Неожиданно Сара проявила интерес к истории Англии и этнографии ее народа. Ее интересовало абсолютно все: начиная от экономического устоя общества и заканчивая бытом людей, живущих в разных регионах. Оказалось, что параллельно с работой в полиции она занимается на факультете археологии и историографическом. О том, чтобы возвращаться назад в свое время и слушать не хотела. По-крайней мере, как выразилась она, пока не соберет необходимый материал для диссертации.

— Жаль, что нет фотоаппарата, а еще лучше видео, — сокрушалась Сара, рассматривая городские строения на горизонте — в виду своего расового отличия, в город пока отправляться не осмеливалась: представители африканского континента в Англии одиннадцатого столетия могли вызвать к себе, как минимум, излишнее внимание, не говоря уже о религиозных предрассудках.

Дик объяснил ей, что сделать фото и даже видеозапись возможно, но просмотр может может, скорее всего, вызвать большие затруднения — упрощенно говоря, язык общения с его вычислительной техникой и с той, которая имеется в ХХI веке? Сильно отличается. Но, если она хочет, то он может ей помочь с необходимой съемкой — в архивах электронного мозга его космолета имеется масса интересующей ее информации.

Несколько вечеров Дик с Сарой провели в его лаборатории, просматривая видеоматериалы, сделанные им во время исследования Земли. Сара страшно удивилась, узнав, что Антарктида состоящая из четырех островов. Имеет к тому же протекающие реки. Более того, снежный покров на лето оттаивает! Ей вспомнились карты турецкого адмирала Пирри Рейса, выполненные на козьей шкуре и хранящиеся в музее Анкары. На них с завидной точностью были отображены все очертания южного материка. Правда Пирри Рейс (с турецкого языка переводится, как адмирал Рейс) жил в ХIV веке и до сих пор неизвестно как эти карты попали к нему и кто их вычертил. Точность изображения возможно повторить только с помощью космической или аэросъемки…

— Вот было бы здорово починить ваш корабль и на нем побывать во всех уголках нашей древней планеты! — с детским задором воскликнула как-то Сара.

Дик с интересом посмотрел на Сару — с появлением гостей со столь разносторонним кругом интересов у него уже возникала подобная мысль. На протяжении всех этих 20-ти лет его не покидало желание починить корабль, но самому это оказалось не под силу.

-А вы знаете, это возможно! — сказал он и посвятил Сару в возникший в его голове план.

Собрав вечером всех обитателей лесного жилья, Дик изложил им свои мысли, суть которых заключалась в следующем. Сара, Дима и бедняга Сем отправляются назад, то есть вперед в ХХI век. Там появится надежда воссоединить обе части Сема — у него появились сильные колики в области желудка, вызванные непроходимостью пищи из верхней части в нижнюю. Теоретически, как предполагал Дик, если он продолжает жить, то связь между половинками имеется. Но исходя из того, что Сем постоянно жалуется на холод в ногах,нижнюю его часть хранят в холодильнике, где от низкой температуры все процессы замедлились.

— Интересно, — хихикнул Билл, — как бы удивились копы, если бы не засунули задницу Сема в холодильник и обнаружили, что она регулярно гадит в штаны?

Как ни жестоко звучала эта шутка, но у окружающих она вызвала отклик. Даже Сара, которой было искренне жаль своего напарника. Представила удивленное лицо своего шефа, комиссара Сандерса, не смогла удержаться и засмеялась.

— Но перед отправлением, — оправившись о минутного смеха, продолжил Дик, — тщательно подготовиться…

Далее следовал перечень дел, которые необходимо проделать. Особое внимание Дик уделил тому, что на всю подготовку у них есть максимум один день — иначе Сем погибнет от непроходимости кишечника.

По прибытии на место, скорее всего, «воссоединение» произойдет сразу, — продолжил Дик, — но только неизвестно какая часть и к какой будет присоединяться. Весьма вероятно, что та, которая переносилась во времени. В этом случае вам, Сара, немедленно придется разыскать место хранения его задницы. — Дик показал рукой в сторону спящего за перегородкой Сема, сдерживая улыбку.

Настало время перемещения, Дик отдавал последние указания и напутствия. Первой решили посылать Сару, а через несколько часов, чтобы не менять установки времени, Диму с Семом на руках.

 — Ребята! — вдруг радостно воскликнул Билл. — А ведь мы можем посылать им посылки в ХХI век!.

Сосредоточенное лицо Дика приняло удивленное выражение, в воцарившейся тишине заговорил Билл:

— Будучи в городе, я обратил внимание на костел — он точь в точь, такой, как сейчас, даже стоит на том же месте. Правда появилось пару пристроек, но это не суть важно. Если пробраться в костел и в каком-нибудь месте, скажем, в которое не будут заглядывать в ближайшие тысячу лет…

 — Понятно! Понятно! — прервал его обрадованный Дима. — То там можно будет найти в будущем то, что будет оставлено сейчас!

 — Согласен, мысль отличная, — вмешался Дик, — но сложность состоит в том, чтобы найти такое место в костеле и, что сложнее, без свидетелей припрятать в него наше послание. Я предлагаю сделать тайник на месте переноса Димы и всех вас. Пока я подумаю, что вам там может понадобиться…

 — Ваши монеты: желательно золотые и серебряные. Могу помочь в выборе наиболее подходящих с точки зрения нумизматической ценности, — опять перебил его Билл.

 — Ну, на это мы имеем сколько угодно времени — целую тысячу лет, — вмешался в разговор Стив.

  — Вовсе нет! — спокойно поправил его отец. — В данном случае посылке необходимо быть оставленной в одном временном континууме с переносящимися. Она не сможет появиться там, если на момент переноса, а возможно и только раскопок, ее не будет заложено в определенное место.

Все с интересом смотрели на хозяина жилья, но не все до конца понимали смысл сказанного.

Тем временем Дик продолжал:

— Дима, когда будете в подвале вашего дома, проведите раскопки под «креслом переноса». Для вас, Сара, там будет чип с интересующей вас информацией и плюс кое-что, чего я еще пока-что не придумал.

Через несколько минут Сара уже отсутствовала в их времени. Буйного Сема пришлось усыпить — все уже наизусть знали о своих правах при аресте и выслушивать еще раз не6 имели ни малейшего желания. Вскоре за Сарой отправился Дима в обнимку со спящей половиной Сема.

следующая глава  см. по ссылке: глава №6

http://aistets.com/2013/06/27/literatura/#respond


Мне очень интересно Ваше мнение о сайте