browser icon
You are using an insecure version of your web browser. Please update your browser!
Using an outdated browser makes your computer unsafe. For a safer, faster, more enjoyable user experience, please update your browser today or try a newer browser.

Зазеркалье или дорога к звезде «ля Мерико». гл. 6

Posted by on 21.05.2017
Глава ШЕСТАЯ
рукопись:  03.12.2015
                                                       ГАБИ

   По парку гуляла огромная собака. Ее рыже-белая масть, рыхлая мускулатура и тяжелая красивая голова выдавали в ней принадлежность к благородной породе сенбернаров; первые записи о которых найдены в Египте на глиняных табличках и датируются IV веком до нашей эры. Следующая информация о них появляется в хрониках Александра Македонского, который использовал их как боевых псов. Его современники писали: «Огромные размером с осла собаки в латах и шипованных ошейниках наводили на врагов страх и обращали в паническое бегство…»

 Неуклюжая на вид, она с легкостью неслась по поляне, окруженной деревьями, периодически внимательно обнюхивая землю с буйно растущей июньской травой. Дорогой широкий ошейник, украшенный декоративными шипами и табличкой, красноречиво говорил, что обладательница этого украшения непременно должна иметь хозяина, а если его нет поблизости — значит собака потерялась. Этим и объяснялось ее поведение: животное старалось найти знакомый запах. Нерасчесанная густая шерсть и следы грязи на впалых боках свидетельствовали о том, что прошло уже немало времени с тех пор, когда она последний раз имела крышу над головой и миску корма. Сотни поколений ее родственников, выросших в неволе и подвергающихся суровой селекции, напрочь разучились обходиться без помощи человека. Неудивительно, что эти изумительно красивые и мощные собаки, вес которых может достигать более ста килограмм, а рост превышать один метр, официально относятся к комнатно-декоративным породам собак — в одном разделе с пуделями и болонками. Хотя последние, потеряв хозяина или по каким либо другим причинам оказавшись на улице, великолепно ассимилируются и выживают на подножном корме, группируясь в стаи себе подобных бродячих собак. С сенбернарами дело обстоит иначе: их размеры требуют определенного количества пищи, которое при бездомной жизни в условиях цивилизованного города найти невозможно. Те же размеры заставляют их для продолжения рода искать таких же крупных представителей собачьего племени, которые в свою очередь не могут быть среди бездомных и бродячих. Круг замыкается: потерявший хозяина сенбернар обречен на гибель или на поиски хозяина.

  Инстинкт самосохранения и голод не давали потерявшейся собаке покоя и гнали к человеческому жилью. Но сейчас Габи — так гласила надпись на табличке ее ошейника — учуяла запах своего хозяина. Этот запах она не спутает ни с каким иным; и даже аппетитный запах кухни, приносимый из близлежащего ресторана и до боли сводящий пустой желудок, не мог отвлечь ее от продолжения поисков. Габи подняла голову и шумно втягивая носом воздух пыталась определить направление. Хозяин близко — была единственная мысль, которая ее волновала. Ни голод, ни покусанный в драке с сородичами бок и тогда же погрызенное ухо, ничто не находило отклика в ее сознании… На какой-то миг прекратился ветер — направление найдено! От возбуждения животное тихо заскулило и бросилось в сторону кустов. Любимый запах усиливался, еще один прыжок и, радостно виляя хвостом, Габи, навалившись всем весом, уже вылизывала лицо женщины, лежащей на подсохшей траве.

  «Перенос» прошел удачно и мисс Вапмен оказалась на том месте, где дней десять назад побывал Стив. Сознание медленно возвращалось к ней: окружающие звуки постепенно проникали в ее голову, и в момент, когда Сара была готова открыть глаза, что то тяжелое навалилось ей на грудь и шершавый язык прошелся по ее щекам.

  • О! Габи! — единственное, что она могла сказать, пытаясь встать на ноги.

  Обезумевшая от радости собака тыкалась в нее своей огромной мордой, отскакивала назад, припадала на передние лапы и опять, тычась мордой, пыталась лизнуть свою хозяйку.

  • Габи, прекрати! Дай встать! Фу! — последнее возымело результат — хорошо выдрессированная собака тут же отошла и села.

  Обычно сенбернары садясь заваливаются на бок, подтягивая одну ногу под себя, а другую вываливая в сторону. Спокойная добродушная порода с хорошо уравновешенной психикой обладает незаурядным умом, который подсказывает ей во всем искать комфорт и удобство. Согласитесь, что сидеть в развалку на много удобнее, чем как на уроках в младших классах у строгого преподавателя: выпрямив спину и сложив руки одна на другую для вырабатывания стройной осанки у детей… Но сейчас Габи сидела идеально как на фотографии из пособия по дрессировке собак. Прямая спина, плотно прижатые одна к другой задние ноги, слегка откинутая назад голова, придающая сенбернарам горделивый и надменный вид, которого никогда не будет у дворняги — все говорило о том, как ей хочется доставить хозяйке удовольствие. Только мелкая, едва заметная, дрожь в мышцах собаки от радостного перевозбуждения показывала каких невероятных трудов и усилий ей стоит сидеть так спокойно, а не носиться вокруг хозяйки, выделывая всевозможные кульбиты с разворотами на месте при полной скорости.

  По виду собаки Сара сразу поняла, что Габи уже много дней живет на улице, но, оставив на потом все связанное с ней, она скомандовала: «Рядом!» и отправилась в полицейский участок, решив по пути наведаться в дом Димы Смита. Больше всего ее сейчас заботило: выяснить где находиться нижняя часть тела бедняги Сема.

  Дом Димы был опечатан полицией — на дверях висела знакомая ленточка. «Значит полиция здесь уже побывала», — решила Сара, садясь в такси, чтобы побыстрее добраться до своего отделения.

  Если бы Кинг-Конг вдруг засунул свою голову в окно кабинета комиссара Сандерса, то и тогда он бы меньше удивился, чем увидев входящую Сару Вапмен в сопровождении ее любимой собаки. Однако вовсе не собака вызвала у него такое удивление, а сама хозяйка — к присутствию Габи он привык и часто угощал ее пончиками, которые та проглатывала прямо на лету — Сара часто брала верную подругу с собой на службу. Отличный нюх и устрашающий вид, на самом деле добродушного создания, не раз помогали полиции в борьбе с правонарушителями.

  Все дело обстояло в том, что несколько последних дней вся полиция округа была поднята на ноги и постоянно находилась в состоянии полной готовности. Если бы сержанты Сара и Сем просто погибли, то расследованием происшедшего и поисками преступников занимался бы обычный отдел розыска. Но в данном случае исчезнувшая Сара и оставшаяся только нижняя часть тела Сема — постоянно дрыгающая ногами и издающая звуки, сопровождающиеся отнюдь не запахом парфюмов — навели большинство полицейских на мысль о вмешательстве в это дело потусторонних сил. Дело пришлось передать федералам, которые в свою очередь тоже не знали, что делать и засунули «живые ноги Сема» — как написали в отчете о происшедшем — в холодильник, где они сейчас и прибывают.

 • Их, то есть Сема, необходимо срочно достать из холодильника! — почти шепотом сказала Сара, выслушав рассказ своего шефа. — Сем может в холодильнике задохнуться!

 Сержант Вапмен не хотела говорить всей правды о происшедшем — все равно никто не поверит — поэтому старалась все выдать за «полицейское недоразумение», утверждая, что для нее прошел только один час и она оказалась у себя дома. Правда и эта версия не выглядела правдоподобной и вовсе не могла объяснить случившегося.

   — Может это инопланетяне? Я слышала, что с НЛО бывают подобные вещи. Сандерс, звони к федералам — пусть немедленно откроют холодильник и достанут оттуда Сема. — добавила Сара, зная, что к настоящему времени Дима с Семом уже, по всей видимости, перенеслись в ХХI век.

  Сандерс колебался. Вапмен сняла телефонную трубку и ткнула ею комиссара в живот:

  — Звони, — прошептала она.

  Менее часа прошло, прежде чем сержант Вапмен и комиссар Сандерс в сопровождении заведующего моргом при управлении федеральной службы безопасности спускались лифтом в подвал, где находились холодильные камеры специального назначения. Термин «специального назначения» больше относился к хранящемуся в них, а не к устройству самих камер. Собственно говоря, единственное чем они отличались от своих собратьев — это наличие бронированных дверей с кодовым замком и входом по специальным пропускам: федералы любят все секретить, имитируя тем самым свою значимость.

  Уже находясь в длинной зале, стены которой сплошь утыканы специальными выдвижными панелями, посетители морга услышали крики и грохот в одной из секций. Комиссар и служащий побледнели, тогда как Сара облегченно вздохнула и с радостью бросилась к источнику шума — Сем жив!

  Девушка выдвинула из ниши тележку и перед ней, трясясь от холода и жутко матерясь, появилось заиндевевшее создание без штанов, но в форменной фуражке и в куртке, она от радости готова была его расцеловать.

  Двое мужчин у нее за спиной находились в состоянии близком к обмороку каждый из них по долгу службы общался с нижней частью Сема и теперь мысленно искали любые возможные объяснения происходящему…

  Сему пришлось пролежать две недели в больнице, где врачи старались не только восстановить нормальное совместное функционирование частей его организма, но и откорректировать деятельность психики, с которой справиться медикам оказалось на много сложнее: проблема заключалась не только в его памяти; которая напрочь отказывалась принимать действительность и восстанавливаться — Сем абсолютно ничего не помнил, что могло быть связано со Стивом и его временном отсутствии в настоящем времени и путешествии в прошлое; но и в полном нежелании последнего что либо менять. Он упрямо твердил:

  • Со мной все в порядке! Оставьте меня в покое!

  Лучшие психиатры бились над ним и Сарой, пытаясь восстановить их память, но… безрезультатно — Дик поработал с их мозгами на славу. Если Сем вообще ничего не мог вспомнить, то Сара, получив от Дика возможность блокирования нежелательных воспоминаний, могла имитировать состояние гипноза, которым полицейские спецы пытались вытянуть из глубин их памяти необходимые воспоминания, и рассказывать только то, что сама считала нужным. Врачам и комиссии по служебному расследованию пришлось дело закрыть и отправить в архив под грифом «Особо секретно», где ему и суждено было пылиться неизвестно сколько времени. Комиссар Сандерс по совету свыше взял подписку о «не разглашении» у всех своих сотрудников и сам старался не вспоминать о жуткой истории, случившейся с Сарой и Семом. В качестве компенсации за нанесенный ущерб психике и здоровью Сем получил десять месячных окладов и отправился в отпуск, из которого в полицию так и не вернулся. Аналогично поступили и с Сарой, но только размер материальной компенсации оказался в два раза меньше.

  Побывав дома Сара увидела выбитое окно и догадалась каким образом Габи попала на улицу. Все время пока Сара находилась на обследовании в больнице, уходом за Габи занимался Дима, к которому собака сразу привязалась и они отлично находили общий язык, если так можно сказать о человеке и собаке. Дело об исчезновении Димы Смита полиция закрыла ввиду отсутствия пострадавших и виновных. Теперь он наслаждался всеми прелестями цивилизации, которые несколько раз пробовала омрачить ему Габи. Пытаясь разделить с ним права на ванну и всячески требуя к себе внимания.

  Как то вечером, вернувшись с прогулки с собакой, Дима не успев зайти в ванну, где собирался помыть лапы собаке, услышал настойчивый телефонный звонок. Взволнованный голос мисс Вапмен сообщил ему, что она ждет его в кафе, где он обычно бывает вечерами. Пришлось опять выходить из дому и садиться за руль, а ему так хотелось вечер провести за письменным столом разгребая свои старые записи.

  Зайдя в бар, Дима сразу обратил внимание на симпатичную негритянку, сидящую в углу залы за его любимым столиком, зачем то нацепившую на себя светлый парик и темные очки.

  • Просмотри эти газеты, — переходя на «ты» сказала ему Сара и протянула несколько газет, — тебя это заинтересует.

Заголовок одной из газет крикливо сообщал, что крупнейший антиквар и миллионер барон Хансен баллотируется на пост мера.

• Ну и что? Для этого ты меня вытащила вечером из дома? — с легким раздражением спросил Дима. — И к чему весь этот маскарад?

  Вместо ответа Сара протянула ему старую, пожелтевшую газету, первую страницу которой украшала фотография Фрэнка Текст под снимком гласил: «… барон Хансен, археолог-любитель, после долгих лет раскопок и изнурительной работы в архивах наконец то нашел утерянные сокровища тамплиеров и разгадал секрет их кабалистических знаков». Далее следовал текст интервью, где герой дня нескромно хвастался о своем вкладе в науку и высказывал намерения «продолжить работу».

  Сара достала еще несколько старых газет, где перед глазами изумленного Димы предстал весь путь «археологических открытий удачливого барона».

  • Эти газеты из моего домашнего архива. Я тысячи раз пересматривала их раньше, но этих статей в них не было! — девушка откинулась на спинку стула и закурила, всем своим видом показывая Диме: «Ну, наконец то, ты уже сообразил зачем я тебя вызвала?»

  Страшная мысль пронизала мозг Димы — он опять с Фрэнком в одном времени! Но бандит Фрэнк Магони теперь уже экстравагантный политик, увлекающийся археологией и баллотирующийся в меры.

  — Произошло изменение хода истории, — единственное, что смог выдавить из себя изумленный Дима.

= Я просмотрела также и полицейские архивы — никаких у- поминаний о Фрэнке Магони. Его будто бы и не существовало…

 

 — Уже поздно и я предлагаю продолжить разговор у меня за чашечкой кофе, — Дима захотел проверить и собственные архивы, которые хранились в доме. — Тем более, что Габи сильно соскучилась за своей хозяйкой и я боюсь, как бы она опять не сбежала.

 Напоминание о любимой собаке стало последней каплей девушка согласилась.

 

  -У тебя дома есть лопата? — неожиданно спросила она, тогда как Дима съезжал с шумной главной магистрали и поворачивал на тихую улочку, в конце которой виднелся его дом. Вопрос оказался излишним — он все подготовил для проведения раскопок в поисках послания из глубины веков от Дика.

 

Может Дик сможет разъяснить нам, что там произошло и каким образом Фрэнк опять оказался здесь, — пробурчал Дима, берясь в подвале за лопату, пока Сара допивала свой кофе.

  Не прошло и часа, как лопата уперлась в каменную плиту. С большим трудом подняв ее и вымазавшись землей с ног до головы, наши друзья обнаружили под ней небольшую нишу. Но их ждало разочарование — тайник был пуст. Сев на краю ямы, Дима машинально погладил плиту рукой — пальцы почувствовали рельеф, нанесенный на поверхность плиты. И уже через несколько минут, проведенных в лихорадочной чистке каменной поверхности, перед глазами начали вырисовываться знаки, смысл который для Сары оказался абсолютно непонятен.

  — И для чего Дик послал нам эту плиту? — в недоумении рассматривая незнакомую письменность сказала она.

  Но Дима уже быстро бегал глазами от знака к знаку: в его мозгу сразу вырисовывалась картина событий, и даже запахи — все откладывалось автоматически в его сознании. Ощущения напоминали воспоминания из жизни, но только на много отчетливей, со всевозможными деталями. Дик передал информацию для Димы — это была письменность планеты Реи — и только он один мог ее читать.

 

  — Сара, нам необходимо немедленно отправляться назад и исправить временной парадокс, сделанный Фрэнком — в одном временном континууме не могут находиться две проекции одного и того же субъекта в разном возрасте без нарушения причинно-временной связи и последовательности. То есть они могут находиться, но только в физической субстанции и не меняя хода истории; иначе возникает временная петля из-за нарушения баланса.

 

  — Дима объясни, что происходит какая связь между пустым тайником и Фрэнком?

 

  — Возьми Габи, а я соберу кой какие вещи и детали — у меня возник план. Если все пойдет, как я рассчитываю, то через неделю мы вернемся сюда с «обратным» модулем, — не обращая внимания на Сару продолжал Дима Смит.

 

  — Ты можешь объяснить, что произошло? — Сара встряхнула его за плечи.

 Дима объяснил Саре, что найденный тайник сразу был оборудован в расчете на возможное ограбление и поэтому Дик оставил надпись на плите, прикрывающей его, с соответствующим текстом, чтению которого научил Диму заранее.

 

  — Я установлю программу само отключения — в этом случае, даже если иметь ключ, то все-равно моей машиной времени воспользоваться не удастся. Дима вскрыл шар, находящийся над креслом.

 

 — Без программы «Зеркала», а точнее я бы назвал ее «Зазеркальем», модуль будет переносить желающего куда угодно, но не туда, куда бы ему хотелось. Программа начнет действовать сразу после окончания нашего переноса, — закончил Смит уже находясь в своем кабинете.

  Обрадованная появлением своей хозяйки, Габи ни на шаг не отходила от Сары и, чтобы не мешать в сборах Диме, она спустилась в холл, выполняющий одновременно роль и библиотеки. Включив телевизор Сара уселась в удобное кресло. По телевизору транслировали очередной выпуск новостей, которые в обычное время, то есть раньше, ее бы не заинтересовали. Но теперь, с жадностью поглощая льющуюся на нее информацию, Сара, не переставала удивляться изменениям, произошедшим в ее городе – на центральной площади вместо недавно воздвигнутого «Выставочного комплекса» красовались казино и башня автостоянки. Она догадывалась, что это не единственные сюрпризы, которые ее ожидают…

 Собрав все необходимое, Дима направился к выходу из кабинета, но неожиданно его взгляд остановился на фотографии, висевшей на стене в стеклянном паспорту. На ней Дима был заснят со своей бывшей женой в день свадьбы. Вроде бы и ничего особенного, но теперь он на фотографии был один!

  «Значит Дик оказался прав в своем послании – Фрэнку удалось изменить ход истории, — пронеслось у него в голове. — Интересно было бы встретиться с моей бывшей». С этими мыслями Дима спустился вниз, где, уютно устроившись в кресле, дремала Сара, а у ее ног блаженно развалившись похрапывала Габи.

  • Сара, проснись! Нам пора, — Смит коснулся ее плеча, — вот возьми и пристегни Габи, — добавил он, когда она открыла глаза и протянул ей поводок для собаки.

  В подвале Дима сложил все собранные вещи в подготовленный заранее контейнер, снабженный специальным отделением для ноутбука, компакт-дисков и прочей компьютерной дребедени. После настройки и проверки временного модуля Дима по-хозяйски осмотрел помещение, сел в кресло вместе с Сарой, держащей контейнер и прижимающей к ногам ничего не понимающую Габи. Одной рукой он придерживал собаку, а другой нажал на кнопку включения — раздался знакомый гул, завертелся над головой шар …

  • Я опять не успел как следует подготовиться и, как всегда, во всем виноваты обстоятельства, — прошептал Смит, наблюдая растворяющиеся контуры окружающих предметов.

  Ночь в лесу — это особое состояние природы, когда одни обитатели его просыпаются от ночного сна и выходят на промысел; а другие, укрывшись в тихом убежище, спят дожидаясь утра, чтобы поменяться местами с первыми. Фауна леса разделяется как-бы на два лагеря: на лагерь охотников и на тех, на кого охотятся. Если одним, чтобы выжить необходимо убивать, то другим — избежать встречи с голодным хищником. Да, именно с голодным! Сытый зверь не нападает, если только не защищает потомство. Это одно из основных отличий человека от зверя. Только люди, научившись управлять инстинктами, научились убивать себе подобных во имя целей, не связанных с пропитанием. Хотя лес, являясь частицей мироздания, живет по тем же законам, как общество людей: и там, и там есть хищники и жертвы. Только среди людей все не так контрастно. Может по этому человеческий глаз различает все семь цветов радуги, а у животных только два-три — их мир проще: он делится на хороших и плохих, на съедобное и несъедобное, на опасность и на убежище. Человеку, чтобы разобраться в таких простых истинах, приходится прибегать к уму, тогда как у наших меньших братьев ответ на эти вопросы дает инстинкт, который люди у себя называют интуицией. Встречаются суждения, что чем больше человек развивался умственно, становясь существом мыслящим, тем сильнее его инстинкты притуплялись. На мой взгляд — и да, и нет! Бесспорно, окружая себя благами цивилизации, человек защищал себя от неблагоприятных факторов — врядли горожанин, привыкший хлеб покупать в магазине, будет интересоваться урожаем пшеницы и прочими вопросами сельского хозяйства. Его больше беспокоит не потерять работу — ведь благополучие его семьи на зависит от погодных условий (во всяком случае меньше, чем у землероба). Даже о погодный катаклизмах его оповещают синоптики. Но они могут ошибиться, а инстинкт животного никогда!

  С помощью специальных тренировок можно развить в себе интуицию, но ее еще необходимо научиться слушаться, так сказать, следовать ее подсказкам. А с этим сложнее! У человека два вида сознания: собственно сознание, в широком смысле этого слова, и подсознание. Их можно сравнить с двумя великанами: один с сильными руками, но на коротеньких ножках — это подсознание, которое руководит нами в глобальном смысле; другой наоборот — с большими сильными ногами, но со слабыми коротенькими ручками — это то, что принято называть сознанием. Мы сознательно выбираем дорогу; терпим боль или неудобства ради поставленной цели; голодаем или до изнурения занимаемся в спортзале, чтобы быть здоровее и лучше (как нам кажется!) выглядеть. Попробуйте представить себе животное в подобных ситуациях: голодная лиса, которая пробегает мимо зайца только потому, что хочет похудеть и тренирует себе «дыхалку» бегая по утрам вокруг леса… Еще глупее бы выглядел волк-вегетарианец! Абсурд! Не правда ли? У животных заложена в подсознание борьба за выживание в любой ее форме — сытый зверь не пойдет на охоту, тем самым оберегая популяцию своей пищевой цепочки от исчезновения. Борьба за выживание заложена и в подсознание человека, а вместе с ней и все то, что человек сам туда сможет «забросить» — это, так называемые, жизненные цели. Например, известный английский психолог Фредерик Бейлс утверждает, что человек в жизни может добиться всего и получить все, о чем он просит у Бога (или у Великого Разума) — главное в это поверить и не задумываться над тем каким образом оно должно получиться, но при этом держать это в фокусе внимания. А дальше включаются механизмы нашего подсознания, способные выходить на связь с Информационным полем, возможности которого безграничны…

  Люди иногда жалуются, что труднее всего достигается то, чего больше всего хочешь и ждешь. Но подобное случается, когда человек держит свое желание в сознании — на поверхности, а не в глубинах подсознания — тем самым блокируя доступ к информационному полю, А через него и к исполнению своих желаний. В заключение хочется сказать, что независимо от поставленных целей человеку необходимо быть достойным своих стремлений — подсознание, получив информацию, будет формировать в человеке необходимые качества, которые, как магнит, будут притягивать его к выбору правильного жизненного пути.

Человек, попавший в лес, становится в равных условиях с животными: его развитый ум против их безошибочного инстинкта. Если не ставить перед собой задачи — кто кого победит, то можно великолепно сосуществовать рядом не мешая один другому. Вся природа построена на симбиозе — это когда жизнедеятельность одного организма помогает жизнедеятельности другого. Так и только так! Иначе нарушается баланс вещей в природе, что может повлечь экологические катастрофы.

  «Перемещения во времени чужды эволюционному развитию и, если уж человек осмеливается на такое, то необходимо быть предельно осторожным, чтобы не сбить тот самый баланс последовательности событий, вмешавшись в ход развития причинно-следственной связи…» — все это гласили первые строки статьи Димы Смита, посвященной его открытию временного модуля и возможности телепортации во времени. Этот и многий другой бесценный груз хранящийся в контейнере, он крепко прижимал к своей груди лежа с открытыми глазами на уже знакомой ему полянке. Сара и Габи лежали рядом — вскоре и они очнутся от сна, вызванного переносом во времени.

  А пока у Димы было время все спокойно обдумать. Он посмотрел на часы — пол-третьего ночи. « До утра время есть — спешить некуда. — подумал он. — Если я правильно выставил дату, то у нас есть минимум одна неделя на то, чтобы помешать Фрэнку воспользоваться временным порталом Дика.»

Дождавшись пробуждения Сары и взяв на поводок Габи, которая придя в себя несколько раньше хозяйки, уже успела все вокруг тщательно обнюхать и обследовать, Дима предложил направляться к Дику не дожидаясь рассвета.

  На стук в двери вышел заспанный Стив:

— Мы не ожидали вас так скоро увидеть, — сказал он после приветствий.

  Дик работал в своей лаборатории, куда Стив и проводил гостей. Неподдельная радость в глазах красноречиво говорила о чувствах, переполнявших его душу. Обычно спокойный и сдержанный, он вскочил с места и бросился обнимать Диму.

  — Как там бедняга Сэм? — первое, что спросил Дик.

— С ним все окей! Проблемы в другом… — ответил Дима и вкратце рассказал Дику о Фрэнке, об найденной плите с записями в раскопанном тайнике и, главное, о тех изменениях, которые произошли за время его отсутствия в ХХI веке.

 

  — Очень хорошо, что вы взяли Сару с ее собакой. Собака, а тем более выученная, может нам пригодиться.

Тем временем Гертруда накрыла на стол, за которым собрались все обитатели лесного жилья. Даже малышка Кетти, разбуженная шумом в доме, сидела за столом и во все глаза смотрела на огромную собаку. Габи же, получив первым делом от девочки кусок поджаренного мяса; подошла к Кетти и положила свою огромную голову ей на коленки Детские ручонки обняли голову собаки. Влажным холодным носом Габи осторожно ткнулась в личико Кетти и лизнула его — дружба между ребенком и добродушным увальнем завязалась сразу. Гертруда еще несколько минут с опаской косилась на грозного зверя, который позволяет ее дочери теребить себя за уши и дергать за висячие щеки. Потом успокоилась, увидев идиллию в отношениях между собакой и ребенком.

     — Во всяком случае, мы располагаем и хорошими известиями, — начал разговор Билл, которому страшно хотелось обратить на себя внимание Сары, — нам теперь известно каким образом можно передавать информацию и прочее в будущее.

 

   — Ну, положим, это было известно во все времена — люди всегда делали тайники и, чаще всего, закапывали их в землю. — возразил ему Дик. — Подобный телеграф, как показало время, не очень надежен. Необходимо его усовершенствовать.

 

   — А я думаю, что нам сейчас следует выработать план действий, первым этапом которого должен стать сбор информации о Фрэнке и его окружении. Без этого мы не сможем предугадывать его дальнейшие действия.

 

  — Дима, вы абсолютно правы и мы тут уже кой-что разузнали о нем. — Билл всячески старался показать и свою значимость в данной ситуации. Сара, давно заметившая его небезразличное отношение к себе, с любопытством посмотрела на парня.

 

  — В каждом криминальном группировании рана или поздно начинается раскол. Не стала исключением и группировка Фрэнка, или как называют его здесь, Рыжего. — спокойно и поучительно начал Дик. — Не имея твердых моральных устоев люди, входящие в ее состав, неминуемо захотят большего, чем им отводится. Низкий уровень интеллекта побуждает агрессивность в действиях, что в свою очередь приводит к завышению самооценки и собственной значимости.

   — Дик, вы мне напоминаете моих преподавателей их полицейской академии. Если я правильно вас поняла, то вы хотите воспользоваться расколом в банде Фрэнка?

 

  — Именно! А предугадывать его действия будет легче, если мы будем ему подсказывать или направлять его, — Дима обвел всех присутствующих взглядом, — я предлагаю выйти с ним на контакт, тем самым опередив его в действиях. Как я понял, у Фрэнка должен в голове возникнуть план возвращения в ХХI век. И, если мы будем повторять свои действия, то это приведет к тому, что нам и так уже известно. Просто сидеть и ждать его визита бессмысленно! Вот я и предлагаю связаться с ним. 

  — А не проще ли его грохнуть? — вставил Билли.

  — Возможно, но это в крайнем случае. А сейчас вот что!… — при последних словах у Дика заблестели глаза. — Что вы скажете на то, что благодаря великолепным способностям в механике Билла нам удалось подойти вплотную к завершению ремонта двигателей и очень скоро мы сможем испытать их.

 на выход книги в печать

— Дик, без вашей помощи мне бы никогда не удалось в них даже разобраться, в не то, что наладить систему охлаждения… — покраснев от удовольствия и бросив мельком взгляд на Сару, вставил Билли, прошедший уже активизацию умственной деятельности.

— Вам будет интересно и полезно заглянуть сюда. — Дима пододвинул к Дику привезенный контейнер. — Мне удалось скачать секретные файлы и теперь, я надеюсь, что вы сможете воспользоваться информацией о нашем ракетостроении…

  Но Дик уже не слушал его — раскрыв ноутбук он быстро забегал пальцами по клавиатуре. Впечатление было, будто бы он всю жизнь работал на этом компьютере. Дима снова удивился способностям Дика. «Как сильно отстают в развитии люди от жителей планеты Рия» — пронеслось в голове у него. А увидев кривую улыбку на лице Дика, он понял, что и эти мысли не укрылись от внимания его товарища.

   Солнце давно уже встало, но никто и не думал о сне: Стив с Билли занялись механикой, Дик с Димой засели возле мониторов, Сара с удовольствием помогала Гертруде в ее немудренном хозяйстве, а счастливая Кетти в сопровождении Габи отправилась показывать новой подруге свои владения. Если не брать во внимание, что всех присутствовавших разделяли тысяча лет и миллионы километров между их галактиками, то все выглядело вполне обычно, как у дачников в загородном доме.

Мне очень интересно Ваше мнение о сайте